МЕЧ и ТРОСТЬ
30 Янв, 2023 г. - 13:29HOME::REVIEWS::NEWS::LINKS::TOP  

РУБРИКИ
· Богословие
· Современная ИПЦ
· История РПЦЗ
· РПЦЗ(В)
· РосПЦ
· Развал РосПЦ(Д)
· Апостасия
· МП в картинках
· Распад РПЦЗ(МП)
· Развал РПЦЗ(В-В)
· Развал РПЦЗ(В-А)
· Развал РИПЦ
· Развал РПАЦ
· Распад РПЦЗ(А)
· Распад ИПЦ Греции
· Царский путь
· Белое Дело
· Дело о Белом Деле
· Врангелиана
· Казачество
· Дни нашей жизни
· Репрессирование МИТ
· Русская защита
· Литстраница
· МИТ-альбом
· Мемуарное

~Меню~
· Главная страница
· Администратор
· Выход
· Библиотека
· Состав РПЦЗ(В)
· Обзоры
· Новости

МЕЧ и ТРОСТЬ 2002-2005:
· АРХИВ СТАРОГО МИТ 2002-2005 годов
· ГАЛЕРЕЯ
· RSS

~Апологетика~

~Словари~
· ИСТОРИЯ Отечества
· СЛОВАРЬ биографий
· БИБЛЕЙСКИЙ словарь
· РУССКОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ

~Библиотечка~
· КЛЮЧЕВСКИЙ: Русская история
· КАРАМЗИН: История Гос. Рос-го
· КОСТОМАРОВ: Св.Владимир - Романовы
· ПЛАТОНОВ: Русская история
· ТАТИЩЕВ: История Российская
· Митр.МАКАРИЙ: История Рус. Церкви
· СОЛОВЬЕВ: История России
· ВЕРНАДСКИЙ: Древняя Русь
· Журнал ДВУГЛАВЫЙ ОРЕЛЪ 1921 год

~Сервисы~
· Поиск по сайту
· Статистика
· Навигация

  
Электронный словарь
Поиск      
[ А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | Й | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Ъ | Ы | Ь | Э | Ю | Я ]



    ГУСЕВ-ОРЕНБУРГСКИЙ    (наст. фам. Гусев) Сергей Иванович (23.9.1867, Оренбург 1.6.1963, Нью-Йорк) - писатель, публицист. Родился в семье казака-торговца. Окончил Уфимскую духовную семинарию. С 1893 сельский учитель, затем священник в Мордовии: в 1898 отказался от сана. В "Оренбургском листке" (8.5,1890) появился первый его рассказ - "сентиментально-трогательная история о слепом", В 1900-2 публиковал очерки, фельетоны, рассказы в "Киевской газете", в 18971901 -в петербургском журнале "Жизнь". В раннем творчестве выступал как бытописатель родного края - оренбургских степей и предгорий Урала, Деревня в его рассказах предстает забитой, люди бесправными ("Самоходка", "Где ветлы стояли", "Мгла", "Кошмар", "Нужда"). В повестях и рассказах о казаках создавал образы хозяев бескрайних степей, людей волевых, показывал их гуманное отношение к "инородцам" ("Казак Колодин", "Суд"). Описывал служителей церкви: священников-просветителей, добрых и бескорыстных ("Мечтатель", "Пастырь добрый", "Бедный приход"), и лихоимцев, обирающих прихожан ("Жалоба", "Дьякон и смерть", "Злой дух"). Идейным настроем творчества был близок Г.Успенскому, В.Слепцову, писателям-народникам. Изображал социальное расслоение деревни, проявления вражды между миром богатства и нищеты, произвол властей ("В приходе", 1906; "Последний час", "Конокрад", "Лукич", "Интрига"). Повесть "Страна отцов" (1904) отразила предреволюционную атмосферу в деревне и городе; Г.-О. посвятил ее М.Горькому, с которым сблизился, участвуя в сборниках "Знание", Горький положительно оценивал рассказы писателя, отмечая его талант. В стихотворении "Реквием" (1905) Г.-О. выразил скорбь о жертвах народной борьбы, прославлял их подвиг. Показателем общественного признания творчества Г.-О. явилось выпущенное в 1903-13 издательством "Знание" собрание его рассказов в 4-х томах, а в 1913-18 издательством "Жизнь и знание" полное собрание сочинений в 16 томах. --- После 1-й русской революции в творчестве Г.-О. произошла смена акцентов: появились ноты пессимизма, мотивы эстетства, уход в фантастику ("Сказки земли", 1908; "Горная легенда", "Золотой сон", 1915), Отношение к революционным событиям 1917 Г.-О. выразил в плакатно-поэтических картинах и образах книги "За свободу. Повесть в стихах" (Казань, 1919). Повесть "Бессмертный Прохорыч" (Чита, 1921) - карикатура на "революционные изменения" в жизни провинциального городка, где участковый страж порядка на рынке, промышляющий попутно поборами, становится первой личностью, "борцом" за передовые идеи. --- О своих послереволюционных переживаниях Г.-О. писал: "В течение трех лет я скитался по пределам России в вихрях гражданской войны, жил на Украине, при немцах, Скоропадском, голодал и холодал год в Москве, ездил по польскому фронту, передвигался по Украине с деникинской армией, пережил ее расцвет и развал, пережил погромы, обстрелы Киева и Ростова, жил в Крыму после Врангеля и снова в Москве незадолго до перехода к новой экономической политике... За отсутствием всякой возможности прим.ть объективно свой литературный труд в России, с горечью в сердце вынужден был уехать за ее пределы", В середине 1921 выехал через Читу и Благовещенск в Харбин. В Чите издал "Дневник беллетриста. Облик Москвы" (1921), в Харбине - пьесу "В красной Москве", там же вышла его "Багровая книга: Погромы 1919-20 гг. на Украине" (1922). В связи с откликами на нее 30.8.1922 выступил в газете "Русский голос" со статьей "Мое кредо (письмо к своим)", в которой писал, что его, писателя, покинувшего страну, ... чтобы иметь свободу выяснения души", "травят свои"; он написал книгу как русский человек, живущий традициями русской общественности, это - "протест против крови", книга его "только об одном и кричит: опомнитесь, люди русские, очнитесь... прежде, чем строить великую новую... Россию". "Я кусок русской народной души, - писал Г.-О., - Россия - моя земная мать... Верю в великое назначение русского народа в истории земли. Разрыв с народом - источник бед". Социализм же ему представлялся "коварной приманкой в руках антихриста", Из Харбина выехал в Америку, остался жить в Нью-Йорке. В письмах Горькому сообщал о невзгодах, физических и нравственных муках, выражал искреннее сожаление о разлуке с родиной. --- Под редакцией Г.-О. в 1924-25 выходил в Нью-Йорке журнал "Жизнь", Литературно-художественный альманах "Русская деревня" (Берлин, 1924) поместил рассказы Г.-О. "Сельский священник" и "Бездождие", журнал "Зарница" (Нью-Йорк, 1925, № 2) - отрывок из романа "В миру человек" - о поездке чиновника правительства А.Керенского в уезд для разбирательства дела о поджоге помещичьих им.и. В описании новой российской реальности Г.-О. выступал как юморист и сатирик (сб. "Горящая тьма", 1926), рисуемые им картины мрачны, подробности жизни удручающи: "народ из веревок ботинки плетет", "из галок жаркое приготавливает", "это сны наяву, порожденные голодом", "Москва агонизирует вместе с Россией", "советский дьякон" не только занимается богослужением, но также поет и пляшет в клубе, "советская барышня" - поборница "свободной любви". --- Книга "В глухом уезде и другие рассказы" (Нью-Йорк, 1952) состояла из старых произведений Г.-О. В Москве в 1923 повторно вышла повесть "Страна отцов", в 1924 и 1925 изданная в Нью-Йорке и Лондоне в переводе на английский язык. В романе "Страна детей" (НьюЙорк, 1928; английский пер.: Лондон, 1963) Г.-О. показал, как отражались революционные события на судьбах русской интеллигенции. Традиционные для писателя мотивы и новые сюжеты характеризует сборник "Святая Русь: Эмигрантские рассказы" (Нью-Йорк, 1957). Автобиографическая книга "В поисках пути: Ритмические размышления" вышла в Нью-Йорке в 1955, --- Лит.: Долматовская И.А. Жизнь и творчество Гусева-Оренбургского.М., 1976. --- Е. Трущенко ---

    ГУЧКОВ Александр Иванович    (14.10.1862, Москва - 14.2.1936, Париж) - политический и общественный деятель. Родился в купеческой семье. В 1885 окончил историко-филологический факультет Московского университета, После службы вольноопределяющимся 1-го лейб-гвардии Екатеринославского полка и сдачи экзамена на офицерский чин - прапорщика запаса армейской пехоты - он отправился за границу для продолжения обучения. Слушал лекции в Берлинском, Тюбингенском и Венском университетах, изучая историю, международное, государственное и финансовое право, политэкономию, трудовое законодательство. --- В 1893 избран членом Московской городской думы, При его участии была закончена постройка мытищинского водопровода. В 189697 исполнял обязанности товарища городского головы, В 1898 поступил младшим офицером в Оренбургскую казачью сотню в составе недавно образованной Особой охранной стражи Китайско-Восточной железной дороги. В стычках с участниками вооруженных банд проявил незаурядное мужество. В 1899 вместе с братом Федором совершил опасное путешествие - за 6 месяцев они проехали 12 тысяч верст верхом по Китаю, Монголии и Средней Азии. В 1900 он сражался на стороне буров с англичанами на юге Африки, продемонстрировав хладнокровие, выдержку и меткую стрельбу. В сражении близ Линдлея (Оранжевая республика) в мае 1900 был тяжело ранен в бедро. После взятия города британскими войсками оказался в плену, но был отпущен после выздоровления "под честное слово". По возвращении в Россию избран директором, затем управляющим Московского учетного банка и председателем наблюдательного комитета страхового общества "Россия". Вновь работал в Московской городской думе, являясь членом нескольких ее комиссий. В 1903 за несколько недель до свадьбы уехал в Македонию и вместе с ее восставшим населением сражался против турок за независимость славян. В сентябре 1903 женился на Марии Ильиничне Зилоти, которая происходила из известной дворянской семьи и была в близких родственных отношениях с С. Рахман иновым. --- В годы русско-японской войны Г. находился вновь на Дальнем Востоке в качестве помощника главноуполномоченного Российского общества Красного Креста при Маньчжурской армии. После отступления русских войск от Мукдена остался при госпитале с ранеными солдатами и попал в плен. В Москву вернулся национальным героем. В период революции 1905-7 отстаивал идеи умеренного национал-либерализма, высказывался в пользу сохранения исторической преемственности власти, сотрудничества с царским правительством в деле осуществления реформ, намеченных в Манифесте 17 октября 1905. На этих идеях им была создана партия высших слоев чиновничества, приспосабливающихся к переменам в стране помещиков, интеллигенции, и ряда деятелей торговопромышленного мира - Союз 17 октября.Г. был бессменным лидером этой партии на протяжении всех лет ее существования, являлся автором программы партии и большинства решений ее ЦК. --- В 1906-11 Г. активно сотрудничал с П.Столыпиным. В 1907 ив 1915-17 входил в состав Государственного совета от российских промышленников и торговцев, в 1907-12 был членом 3-й Государственной думы, возглавляя в 1907-10 думскую комиссию по государственной обороне. В этом качестве он немало сделал для возрождения вооруженных сил после катастрофы в русско-японской войне.Г. возглавлял самую многочисленную фракцию думы - октябристов. Ему стоило немало усилий сплотить членов фракции, состоявшей из местных лидеров, привыкших вести других, а не быть ведомыми, Сказалось умение ладить с людьми, такт, искусство убеждать и подбирать себе сотрудников. В 1910-11 Г. бььл председателем Государственной думы. --- В эти годы он вступил в ряд общественных организаций, призванных защищать славянское единство и распространять славянскую культуру: Петербургское славянское благотворительное общество, Галицко-русское благотворительное общество и др. В 1912 уехал на 1 -ю Балканскую войну поддержать братьев по крови в борьбе с турками. Был награжден болгарским и двумя сербскими орденами. В России в том же году получил чин действительного статского советника - вершина в его гражданской карьере. --- В 1913 на конференции октябристов подверг резкой критике внутреннюю и внешнюю политику правительства. "Историческая драма, - говорил он, - которую мы переживаем, заключается в том, что мы вынуждены отстаивать монархию против монарха, церковь против церковной иерархии, армию против ее вождей, авторитет правительтвенной власти - против носителей этой власти". Лидер октябристов пророчески заявил о неизбежности новой революции в России. --- С началом 1-й мировой войны Г. стал уполномоченным Российского общества Красного Креста на фронте, в 1915 возглавил Центральный военно-промышленный комитет и в качестве его председателя много сделал для улучшения материально-технического снабжения русской армии. Заседал в Особом совещании по государственной обороне и одновременно участвовал в подготовке заговора с целью смещения Николая II, ибо другого пути довести войну до победного конца не видел. Но заговорщиков опередила Февральская революция.Г. присутствовал при отречении Николая II и доставил текст отречения в Петроград. --- Со 2 марта по 3 0 апреля 1917 был военным и морским министром во Временном правительстве 1-го состава. Провел ряд реформ в вооруженных силах, неоднозначно встреченных в армии и обществе. Особенно резкой критике подверглось одобренное им разрешение создавать в армии войсковые, преимущественно солдатские, комитеты, порождавшие двоевластие. Позднее, оправдываясь, писал: "Перед Ставкой и Военным министерством стал вопрос не о том, вводить ли в армию это революционное новшество, а в том, что в состоянии ли мы их распустить". Он употребил всю свою энергию, влияние, опыт и красноречие для того, чтобы удержать власть под контролем правительства. Пытаясь противодействовать Советам, Г. возглавил Общество экономического возрождения России, куда вошли многие промышленники и банкиры: А.Путилов, Н.Кутлер, Н.Белоцветов, А.Мещерский, А.Вышнеградский. Общество должно было оказать помощь буржуазным кандидатам на выборах в Учредительное собрание, но его средства использовались также для пропаганды достижения победы в войне и для поддержки генерала Корнилова, поднявшего в августе 1917 мятеж против Временного правительства. Выступал против "национализации" и "социализации" промышленности, против ликвидации частной собственности на средства производства, На базе октябристов летом 1917 Г. создал Либеральную республиканскую партию. Однако торгово-промышленным кругам тогда не удалось найти приемлемый для большинства населения путь выхода страны из кризиса, приостановить радикализацию масс и переход власти к Советам. --- Накануне Октябрьской революции Г. перебрался на Северный Кавказ. Одним из первых дал деньги генералам Алексееву и Деникину (10 000 руб.) на формирование Добровольческой армии.Г. был сторонником интервенции стран Антанты для борьбы с Советской властью и сожалел, что эти страны предоставляли помощь добровольческому движению "в минимальной доле". В 1919 выехал в Западную Европу для переговоров с лидерами Антанты, попытался наладить переброску оружия в армию генерала Юденича, наступавшую на Петроград, и обнаружил резко отрицательное отношение к этому со стороны правительств прибалтийских государств. Он писал У.Черчиллю: "Страх перед вновь восстановленной сильной Россией определяет собой политику балтийских государств в отношении России". Возможно, все это повлияло на то, что после гражданской войны Г. стал более осторожен в выборе попутчиков или союзников по борьбе. Так, он не рекомендовал генералу Врангелю поддерживать режим братьев С. и Н.Меркуловых на Дальнем Востоке, равно и монархиста генерала М.Дитерихса или социалистов-революционеров. --- Г. участвовал во многих общерусских съездах в эмиграции, часто ездил по странам, где в 20-30-е проживали соотечественники, и оказывал помощь русским беженцам, работал в управлении зарубежного Красного Креста. В начале 30-х возглавил работу по координации помощи голодающим в СССР, После прихода в 1933 к власти в Германии партии Гитлера он одним из первых предсказал военный конфликт между фашистами и Советским Союзом, однако уклонялся от ответа на вопросы о том, с кем будет эмиграция в случае начала войны. Умер Г. от рака, похоронен на кладбище ПерЛашез. --- Соч.: Речи по вопросам государственной обороны и об общей политике. 1908-1917. Пг., 1917; Из воспоминаний А.И.Гучкова // ПН, 1936, авг.-сент. --- Лит.: Gleason W. Alexander Guchkov and the End of the Russian Empire. Philadelphia, 1983. --- А. Сенин

    ДАВЫДОВ Константин Николаевич    (18.12.1877, Зубцово, Тверской губ. 21.6.1960, Париж) - зоолог-эмбриолог, биолог. Отец, Николай Константинович Д., потомственный дворянин, состоявший в прямом родстве с легендарным партизаном Отечественной войны 1812 и поэтом Д.Давыдовым. Ранние детские годы Д. провел вместе со своими четырьмя сестрами в доме бабушки в городе Зубцово Тверской губернии, куда его отец был выслан под надзор полиции. Учился в псковской гимназии, где на протяжении 4 лет вел самостоятельные орнитологические наблюдения, результатом которых стала его первая научная статья, появившаяся в 1886 в "Трудах Санкт-Петербургского общества естествоиспытателей". На последнем курсе гимназии во время своего посещения Санкт-Петербургского общества естествоиспытателей Д. слушал лекцию А.Ковалевского, Эта встреча во многом определила его профессиональную судьбу. В 1896 Д. стал студентом физико-математического факультета Петербургского университета. Среди его учителей было много выдающихся ученых: А.Бекетов (ботаника), П.Лесгафт (анатомия), В.Шимкевич (зоология), А.Догель (гистология), Н.Меншуткин (органическая химия), Н.Введенский (физиология) и др. Летом 1897 Зоологический музей Российской Академии наук при содействии Ковалевского субсидировал поездку Д. за рубеж. Посетив Сирию, Палестину, Аравию, берега Мёртвого моря, Д, привез большую коллекцию фауны тех мест. В следующем году он повторил путешествие, вернувшись из него еле живым после перенесенного заболевания тропической малярией, --- В 1899 за участие в февральских студенческих волнениях был арестован, посажен в тюрьму, а затем исключен из университета, Однако в мае 1899 по ходатайству университетской профессуры Д. был восстановлен в университете. В 1900 получил командировку в Италию, на Неаполитанскую зоологическую станцию (директор А.Дорн). Именно тогда Д. обратил внимание на проблему регенерации у низших животных, которая на долгие годы стала главной темой его научной работы. --- По возвращении из Италии Д. продолжал интенсивно работать в лаборатории Ковалевского. В 1901 закончил университет с дипломом 1-й степени и был оставлен на кафедре зоологии и сравнительной анатомии "для приготовления к ученой степени" ("на год, без стипендии"). Учитывая трудное материальное положение своего любимого ученика, Ковалевский предоставил ему место в своей лаборатории. Ввиду бюрократических проволочек зачисление Д. состоялось только в январе 1902, вскоре после скоропостижной смерти Ковалевского. В конце марта 1902, будучи стипендиатом Академии наук, Д. выехал на остров Ява. Помимо зоологической коллекции и зафиксированных объектов для морфологических и эмбриологических исследований, он вывез из Индокитая и Новой Гвинеи ценные этнографические материалы. В последующие годы Д. неоднократно выезжал за границу (Средиземное, Красное, Баренцово моря), много путешествовал по России. --- В качестве магистерской диссертации Д. представил исследование о регенерации кишечнодышащих, которое было опубликовано в 1908, (1909 - на нем. яз.). С ноября 1910 приступил к чтению лекций в Петербургском университете в звании приват-доцента: одновременно работал лаборантом в зоологической лаборатории. В 1910-16 Д, по существу создал свой собственный курс эмбриологии беспозвоночных, принесший ему всемирную славу. По воспоминаниям современников, университетские лекции Д. воспринимались как научные шедевры. К моменту защиты докторской диссертации (нояб, 1915) Д. приобрел широкую известность, которая была подкреплена выходом в свет его монографии "Курс эмбриологии беспозвоночных" (1914). --- В апреле 1918 физико-математический факультет Пермского университета единогласно избрал Д. ординарным профессором по кафедре зоологии. Однако его пребывание в Перми было кратковременным. В декабре 1918 Д. был командирован в Петроград ив 1919 взял на себя заведование зоологической лабораторией Научного института им.П.Лесгафта (вместо уехавшего в Крым профессора С.Метальникова). --- Гражданская война нарушила зарубежные связи российских ученых. Лишь в начале 1922 Д. добился командировки в Германию и Финляндию, Накануне своего отъезда из России Д. познакомился с Агнией Юрьевной Верещагиной, родственницей знаменитого художника, сестрой его друга Г.Верещагина (известного исследователя озера Байкал), Сложные личные обстоятельства, мешавшие Д. жениться, привели его к мысли, что единственным возможным выходом из положения будет отъезд вместе с Верещагиной за границу.Д. выехал из России в декабре 1922, воспользовавшись содействием своего ближайшего друга и коллеги Метальникова, работавшего уже несколько лет в Институте Пастера. Пробыв недолго в Финляндии и Германии, Д. приехал в Париж. Здесь он приступил к научной работе в лаборатории профессора Сорбонны М.Коллери, с которым вел ранее научную переписку. Это не давало средств к существованию, поэтому Д. какое-то время подрабатывал разгрузкой винных бочек в пакгаузе Берси. Иногда читал лекции на естественно-научные темы на славянском факультете Сорбонны. После приезда жены, летом 1923, отправился в Бретань, где на Биологической станции в Росково продолжил работу по реституции у немертин. Весной 1924 у Давыдовых родился сын - Юрий. Зиму Д. работал в Париже в лаборатории Коллери, получая небольшую субсидию от Сорбонны. С мая 1925 семья жила под Ниццой, в Виллафранке, где Д. работал на бывшей Русской зоологической станции, основанной в 1886 киевским профессором А.Коротневым. --- Дружеское участие в судьбе Д. принял О.Дю6оск, профессор Сорбонны и директор лаборатории морской биологии Араго, пригласивший его приехать в Баньюльс-сюр-мер (Восточные Пиренеи). В лаборатории Араго Д. имел скромное денежное содержание и казенную квартиру. Здесь вскоре произошла встреча Д. с американским исследователем - хирургом и патофизиологом (французского происхождения) А.Каррелем, который заинтересовался экспериментами Д. на немертинах. Вернувшись в США, Каррель оказал содействие в получении Д. гранта Рокфеллеровского фонда, необходимого для оплаты поездки на Неаполитанскую станцию в 1927. --- Приняв французское гражданство, Д. по совету Дюбоска стал готовить для печати книгу "Руководство по сравнительной эмбриологии беспозвоночных". Однако в 1928 он получил предложение поехать работать в качестве заведующего лабораторией морской биологии в Индокитай, в Океанографический институт в Кауда близ Ня-Транга. За годы работы в институте (1929-34) он предпринял интенсивное изучение морской и наземной фауны Индокитая, сделав, по отзывам его коллег из Института Пастера и Сорбонны, "больше открытий, чем все зоологи, изучавшие эту страну в течение 25 лет". Работа нашла отражение в многочисленных статьях Д. о фауне и океанографии индокитайского региона. --- В начале 1935 Д. с семьей вернулся через Египет и Палестину в Париж, За работу в Индокитае ему было присуждено звание "мэтра" ("maitre des recherches") и ассигнованы средства на расходы по обработке индокитайской коллекции. После 6 лет работы в тропиках, которая оплачивалась значительно выше, чем во Франции, у Д. остались деньги на приобретение небольшого двухэтажного дома в пригороде Парижа - Со, связанного с центром города линией метро. Спустя 3 года Д. вернулся в Индокитай с целью завершить работу по описанию фауны (главным образом, морских и наземных беспозвоночных) этой страны (1938-39). Окончательное возвращение Д. совпало с началом 2-й мировой войны. Во Франции Д, ждала и радостная весть его назначили на пост руководителя работ в Национальном центре научных исследований в Париже. В июне 1940, опасаясь за судьбу своего 16-летнего сына в связи с оккупацией Франции, Д. эвакуировал свою семью на юг страны - в Баньюльс-сюр-мер.Д. тяжело перенес оккупацию, потеряв во время войны многих своих французских коллег, которые в свое время поддержали и помогли его семье и ему: Дюбоска, Л.Перье, Ж.Манделя и др. --- В 1949 Парижская Академия наук единогласно избрала Д. членом-корреспондентом. Летом 1951 он выполнил на Биологической станции в Эндууме под Марселем свою последнюю экспериментальную работу по регенерации. С середины 1950-х у Д. стало ухудшаться здоровье, ослабло зрение. Много времени и сил он вложил в работу над "Руководством по зоологии" ("Traite de Zoologie"), разные тома которого выходили с 1949 по 1959 под редакцией профессора П.Грассе.Д. скончался от мозгового кровоизлияния. Похоронен на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа. --- Соч.: Обзор фауны беспозвоночных бассейна Мёртвого моря // Тр. СПб. об-ва естествоиспытателей, 1898, т. 29; По островам Индо-Австралийского архипелага. Впечатления и наблюдения натуралиста // Изв. Акад. наук, 1904, т. 22, № 4; 1905, т. 22, № 4, 5; 1906, т. 25, № 5; Перелеты птиц. Шанхай, 1937. --- Лит.: Бляхер Л.Я. Константин Николаевич Давыдов.М.. 1963. --- Т. Ульянкина ---

    ДАНЗАС Юлия Николаевна    (псевд. Наш, Юрий Николаев) (1879, Афины - 1942) философ, историк. Родилась в семье дипломата, секретаря русской миссии в Афинах Н.К.Данзаса - потомка К.Данзаса, лицейского товарища А-Пушкина, секунданта на его дуэли с Дантесом; мать Д. - гречанка (урожд. Аргиропуло), происходила от византийских императоров. В молодости Д. была статс-фрейлиной императрицы Александры Федоровны. Окончила Сорбонну, доктор философии. Испытала влияние А.Шопенгауэра и Ф.Ницше, затем увлеклась теософией; входила в масонский орден мартинистов. Сотрудничала в газете "Окраины России" (1909-11), участвовала в сборнике "Запросы мысли" (СПб., 1908), в 1913 опубликовала книгу о гностиках "В поисках божества". Интересовалась хлыстовством. В 191314 познакомилась с М.Горьким, который читал ее книгу и впоследствии уделил много места этой теме в романе "Жизнь Клима Самгина"; предполагается, что Д. явилась одним из прототипов Марины Зотовой (сама Д. считала роман свидетельством творческого бессилия Горького в последний период его жизни). Во время 1-й мировой войны вступила в действующую армию, служила в Уральском казачьем полку. --- С 1917 профессор Петроградского университета. В марте 1920 назначена заведующей Домом ученых, созданным в Петрограде по инициативе Горького; вспоминала в эмиграции, как Горький "делал все возможное, чтобы спасти остатки русской культуры: музеи, научные учреждения, но особенно - человеческие жизни... Сколь многих защищал он, часто на свой страх и риск, - от великих князей до нищих священников". В Доме ученых Д. познакомилась с учеником Вл.Соловьева, экзархом русских католиков Л.Федоровым, порвала с теософией и перешла в католичество, а в 1923 стала монахиней. Вслед за Федоровым арестована 14,11.1923 в ходе развернувшейся антирелигиозной кампании и приговорена к Югодам заключения. Отбывала его в сибирских тюрьмах ис 1929-на Соловках. Печаталась в журнале "Соловецкие острова". В результате усилий Горького, видевшего ее во время посещения Соловецкого лагеря в июне 1929, Д. была освобождена досрочно, в январе 1932. Жила в Ленинграде, получала при посредстве Горького заказы на переводы, в том числе от издательства "Academia"; он же после встречи с ней в Москве добился разрешения на выезд Д, в Берлин к брату (янв. 1933). В биографической статье-отклике Д. на смерть Горького (1936) анализ противоречий в его жизни и творчестве и суровая оценка его роли в Советском Союзе соединяется с уверенностью в том, что, когда рассеются "облака официального фимиама", "снова обнаружится живой человек, гораздо более простой, иногда озадачивающий, но и более привлекательный", --- За границей Д. организовала советологический центр "Истина", издавала журнал "Russie et Chretiente". В 1935 опубликовала воспоминания о "красной каторге" ("Bagne rouge. Souvenirs d'une prisoniere an pays des Soviets"). Пыталась осмыслить историю России с позиций католицизма. Утверждала в своих философских работах, что русское православие пронизано религиозным дуализмом. Источниками гностического влияния на новейшую религиозно-философскую мысль в России были, по ее мнению, древнерусская иконография и зодчество, а также западноевропейские мистики Я.Бёме и Д.Пордедж, влияние которых привело Вл.Соловьева к оккультизму и неоплатонизму. Критиковала с этой точки зрения С.Булгакова и др. эмигрантских богословов - сторонников "софианства", находила "неогностицизм" у С.Трубецкого, Н.Бердяева и особенно у П.Флоренского; соглашалась с осуждением в 1935 "софианства" местоблюстителем патриаршего престола Сергием и архиерейским собором Русской православной зарубежной церкви в Карловцах (Югославия). Бердяев назвал точку зрения Д. "провинциально-католической", свидетельствующей о непонимании оригинальности русской религиозной философии конца XIX - начала XX вв. и граничащей с обскурантизмом. В 1941 опубликовала в Риме работу, посвященную критике марксизма ("Католическое Богопознание и марксистское безбожие"). Ее последняя книга - об императрице Александре Федоровне ("Limperatrice tragica е il suo tempo". Верона, 1942). --- Лит.: Диакон Василий. Леонид Федоров: Жизнь и деятельность. Рим, 1966; Агурский М.М.Горький и Ю.Н.Данзас // Минувшее, вып. 5. М., 1991; Лихачев Д. "Беседы прежних лет" // Наше наследие, 1993, № 27. --- И. Розенталь ---

    ДАНИЛОВА Александра Дионисьевна    (род. 8.11.1904, Петербург) - танцовщица, педагог. Д. рано, еще в младенчестве, потеряла родителей, воспитывалась бабушкой, после ее смерти - крестной матерью, а затем Л.Готовцевой, которая смогла дать девочке хорошее образование и первой обратила внимание на ее хореографическую одаренность. В 1911-20 Д. училась на балетном отделении Петербургского (Петроградского) театрального училища (педагоги О.Преображенская и А.Ваганова). На выпускном вечере танцевала pas de deux из балета "Сильвия" Л.Делиба. По окончании была определена в кордебалет Петроградского театра оперы и балета (быв. Мариинский), но вскоре ей были поручены сольные партии: исполнила вариацию "Мольба" в балете "Коппелия" Делиба, а вслед затем Беренику ("Египетские ночи" А.Аренского), Повелительницу дриад ("Дон Кихот" Л.Минкуса), Принцессу Флорину и Фею Сирени ("Спящая красавица" П.Чайковского), Мирту ("Жизель" А.Адана) и др. Невысокая, чуть выше среднего роста, хорошо сложенная, юная танцовщица привлекла внимание критиков, которые отмечали, что "из Даниловой вырабатывается первоклассная классическая танцовщица. Ее искусство овеяно шармом благородного изящества... Не обладая природной элевацией, артистка моментами достигает иллюзии превосходной легкости..., в сфере партерного танца у нее изумительная четкость и незаурядная устойчивость в движениях". Уже тогда Д. интересовал не только академический репертуар. В 1922, увлеченная хореографическими замыслами своего соученика и партнера Г.Баланчивадзе (впоследствии Дж.Баланчин), она - активная участница группы "Молодой балет" (исполняла хореографическую миниатюру "Поэма" на муз, З.Фибиха и др.). В 1923 Д. - солистка в экспериментальной работе Ф.Лопухова - танцсимфонии "Величие мироздания" (эпизод "Тепловая энергия"), ав 1924 станцевала заглавную партию в его "Жар-Птице". Встреча с Лопуховым (в то время художественным руководителем балетной труппы Петроградского театра оперы и балета) стала для Д. важной вехой в жизни. По ее собственному признанию, именно Лопухов пробудил в ней жажду знаний, помог осознать важность создания сценического образа. --- Осенью 1924 Д. должна была танцевать Китри ("Дон Кихот"), но летом в составе небольшого гастрольного коллектива из числа участников "Молодого балета" (Баланчивадзе, Т.Жевержеева, Н.Ефимов и др.) уехала на гастроли по городам Германии и Англии и уже не вернулась на родину. В своих воспоминаниях она писала, что "не собиралась покидать [Россию] навсегда, но хотела видеть мир, увидеть то, что лежало за ее пределами". В Лондоне была приглашена С.Дягилевым в труппу "Русский балет". Здесь брала уроки у Э.Чекетти штатного педагога труппы. Первая сольная партия - комаринская в "Русских сказках" Л.Мясина (комп.А.Лядов). В 1926 станцевала Одетту-Одиллию в сокращенном варианте "Лебединого озера" и, после ухода В.Немчиновой, заняла место ведущей солистки труппы. Ее партнерами в "Русском балете" в разные годы были Баланчин, Мясин, С.Лафарь, А,Долин.Д. танцевала в балетах разных по своему художественному почерку балетмейстеров: М.Фокина (Жар-птица в одноименном балете И.Стравинского', Кьярина и Коломбина в "Карнавале" на муз.Р.Шумана, Девушка в "Видении Розы" на муз.К.Вебера, Балерина в "Петрушке" Стравинского); Б.Нижинской (сольная партия в "Ланях" Ф.Пуленка, Диана в "Вариациях" на муз. Л.Бетховена); Мясина (солистка в премьере балета "Стальной скок" С.Прокофьева, Муза в "Зефире и Флоре" В.Дукельского, Снегурочка в "Полуночном солнце" на муз, Н.РимскогоКорсакова, главные партии в "Оде" на муз, Н.Набокова, "Чимарозиане" на муз.Д.Чимарозы в оркестровке О.Респиги, "Волшебной лавке" на муз. Дж.Россини в оркестровке и аранжировке Респиги, "Треуголке" М. де Фальи); Баланчина, с которым ее связывали в 1925-28 близкие отношения (была первой исполнительницей партий в его балетах "Барабо" В.Риети - 1925, "Пастораль" Ж.Орика, Сказочная королева в пантомиме "Триумф Нептуна" Дж.Бернерса, главная партия в "Чертике из табакерки" Э.Сати - все три 1926; Терпсихора в "Аполлоне Мусагете" Стравинского - 1928; Служанка в "Богах-попрошайках" на муз. Г.Генделя - 1929; танцы в опере "Турандот" Дж.Пуччини, постановка Оперного театра Монте-Карло). Последняя партия, исполненная Д. в "Русском балете" Дягилева - Аврора в "Свадьбе Авроры" (Лондон, 1929). --- Три сезона после смерти Дягилева (1929) - трудное время для Д. Она не имела постоянной работы, кроме случайных и редких приглашений различных, в основном, французских трупп (в том числе солистка балета Оперного театра Монте-Карло, в 1931 танцевала в лондонском театре "Alhambra" в оперетте "Венские вальсы" И.Штрауса). Однако она продолжала совершенствовать свое мастерство (с известным педагогом Л.Егоровой). Ее упорство было вознаграждено, ив 1933 (до 1937, кроме сезона 1934, когда Д. танцевала в оперетте "Большой вальс" в нью-йоркском "City Center") она - балерина в "Ballet Russe de Monte Carlo", после раздела которого в 1936 осталась в "Ballet de Monte Carlo" под дирекцией Р.Блюма, выступая в своих прежних ролях и с особым успехом в деми-характерных партиях в балетах Мясина, который высоко ценил комедийное дарование Д,, сверкающую виртуозность ее танца: в партии Уличной танцовщицы ("Волшебная лавка") и в одной из самых любимых и блестящих своих ролей Продавщицы перчаток ("Парижское веселье" на муз.Ж.Оффенбаха). В 1933 Мясин создал для Д. сольную партию в балете "Хореартиум" на музыку И.Брамса. --- В 1938-51 Д. - прима-балерина в труппе "Ballet Russe de Monte Carlo" под руководством С.Денема. Во время войны 1939-45 гастролировала вместе с труппой в США и решила остаться там (в 1946 получила американское гражданство). Мясин, бывший главным балетмейстером труппы, создал для нее в 1939 главную партию в "Испанском каприччио" на музыку Римского-Корсакова (балет снят в Голливуде под названием "Испанская фиеста", 1941), в 1940 - чеканно-виртуозную вариацию в дивертисменте "Вена 1814" (на муз. Бебера), в 1941- партию Девушки в "Саратоге" Я.Вайнбергера. В этих балетах Мясин выступал вместе с ней. В 1939 английский балетмейстер Ф.Аштон поставил для Д. "Забавы дьявола" ("Праздник дьявола" на муз.Н.Паганини в аранжировке В.Томмазини). Д. танцевала также классические партии: Одетту-Одиллию в "Лебедином озере", Аврору в "Спящей красавице", Раймонду (3-й акт, который поставила совм. с Баланчиным). С тех пор творческие контакты с Баланчиным не прерывались до самой смерти балетмейстера в 1983. Для нее Баланчин поставил "Концертные танцы" (комп, Стравинский), новую версию "Моцартианы" (вариации Чайковского на темы В.А.Моцарта), партию Сомнамбулы в балете "Ночная тень" (на муз.В.Беллини в аранжировке В.Томмазини), которая, по признанию самой балерины, стала одной из ключевых для нее. Создала также партию Весны в "Снегурочке" (на муз. Римского-Корсакова) и главную партию в "Концерте Шопена" - обе поставлены Б.Нижинской. Этот период - вершина карьеры Д., ставшей одной из наиболее популярных и знаменитых танцовщиц своего времени. Все достоинства артистки, отмеченные еще в пору ее выступлений в России, выкристаллизовались в совершенную форму. Ее внешние данные - великолепная осанка, грация и прекрасной формы ноги, изящная посадка головы, ее неотразимый шарм и блеск, элегантность и блистательная техника, чистота русского академизма и безукоризненный вкус, чувство стиля и полная самоотдача на сцене - снискали ей любовь публики и почитание критиков.Д. пользовалась заслуженной славой и как носительница академических традиций русской школы, и как исполнительница наиболее известных произведений новой хореографии.Д. покоряла зрителей женственностью и величавостью в Одетте, тонким чувством комедии в Сванильде, искрящимся весельем в Уличной танцовщице, элегантностью в Авроре, --- В 1949 Д. вместе со своим постоянным партнером Ф.франклином выступала в Лондоне в "Sadler's Wells Ballet" (в "Жизели", "Коппелии", "Волшебной лавке"), В 1951 она покинула "Ballet Russe de Monte Carlo", в последний раз выступив в "Парижском веселье". В 1952 и 1955 танцевала в лондонском "Festival Ballet", где З.Зорин в расчете на ее дарование поставил комедийный балет "Мадмуазель Фифи". В 1952-54 выступала в труппе М.Словенской-Ф.Франклина, в 1954 сформировала собственную маленькую (из 4-х человек) труппу "Великие мгновения балета", ставя своей целью посещение тех городков, до которых не добирались более крупные коллективы, В репертуаре - pas de deux и вариации из классических балетов и постановок Баланчина. С этой труппой она объездила США, Канаду, Латинскую Америку, Филиппины и др. страны, закончив выступления в Токио в 1957. В 1957 танцевала в "Ballet Russe de Monte Carlo" в Нью-Йорке. Ее последнее выступление в качестве классической танцовщицы состоялось на сцене "Metropolitan Opera" в 1959. --- После ухода со сцены деятельность Д. весьма разнообразна: она выступала в бродвейских постановках мюзиклов; впервые - в "Норвежских песнях" (1944, пост. Баланчина), затем "О, капитан!" (1958), ставила танцы и балетные сцены в оперных спектаклях "Metropolitan Opera" ("Джоконда" А.Понкьелли, "Борис Годунов" М,Мусоргского, "Цыганский барон" Оффенбаха и др.). В 1971 еще раз появилась на балетной сцене в пантомимной роли Королевы ("Свадьба Авроры" в Лондонском театре "Coliseum"), произведя невиданный фурор. Снялась в драматической роли в художественном фильме "Точка возврата" (1976), ездила по США с лекциями о русском балете. Но основной сферой приложения ее сил стала педагогическая деятельность. Сначала (с 1958)-в частной студии Ф.Ленского (Нью-Йорк), позже по приглашению Баланчина начала вести занятия по изучению классических вариаций в Школе "American Ballet". С 1964 там же преподавала классический танец, ставила с учащимися фрагменты из классических русских балетов. Воспитанница петербургской академической школы, Д. как танцовщица и в эмиграции продолжала совершенствовать свое мастерство в тех же традициях у Чекетти, Н.Легата, Егоровой, Преображенской, М.Кшесинской. И их опыт лег в основу ее собственной методы преподавания, Легендарная балерина, одна из блистательнейших звезд балета XX в., Д, прививала традиции русской школы американскому балету. Требуя чистоты, тщательности отделки и завершенности исполнения, она учила вместе с тем не форсировать движение, стремясь к мягкости и кантиле танца, а в классе по изучению наследия обращая особое внимание на стиль и манеру, побуждая своих учеников к расширению культурного кругозора. В 1989 решила отойти от преподавательской деятельности, но продолжала работать репетитором. --- Еще в 1946 Д. занялась постановочной работой, перенося на сцены западных театров классические русские балеты: впервые вместе с Баланчиным "Раймонду" в "Ballet Russe de Monte Carlo", затем там же "Пахиту" (1949), в 1961 - "Коппелию" в "La Scala" (Милан), в 1972- "Шопениану", в 1974 - "Коппелию" (с Баланчиным) - оба в "New York City Ballet", в 1975 - "Павильон Армиды" для вечера в честь В.Нижинского в Гамбурге, в 1976- 2-й акт "Лебединого озера" в Гамбурге для спектакля Дж.Ноймайера и др. --- В 1989 президент США Дж.Буш вручил ей медаль Центра Кеннеди за совершенство в танцевальном искусстве. В 1991 Американская Ассоциация балетных критиков устроила цикл семинаров, посвященных творчеству Д. О ней создан фильм "Размышление балерины. Александра Данилова, прима-балерина assoluta". Д. - автор мемуаров ("Choura. Memoire of Alexandra Danilova". New York, 1986). --- Лит.: Twesden A. E. Alexandra Danilova. New York, 1947; Tassovin P. Danilova // Ballet Today, 1949, vol. 2, № 15; A Conversation with Alexandra Danilova // Ballet Review, 1973, № 4; Fay A. The Belle of the Ballets Russes Alexandra Danilova // Dance Magazine, 1977, Oct. --- Г. Андреевская ---

На фотозаставке сайта вверху последняя резиденция митрополита Виталия (1910 – 2006) Спасо-Преображенский скит — мужской скит и духовно-административный центр РПЦЗ, расположенный в трёх милях от деревни Мансонвилль, провинция Квебек, Канада, близ границы с США.

Название сайта «Меч и Трость» благословлено последним первоиерархом РПЦЗ митрополитом Виталием>>> см. через эту ссылку.

ПОЧТА РЕДАКЦИИ от июля 2017 года: me4itrost@gmail.com Старые адреса взломаны, не действуют.