МЕЧ и ТРОСТЬ
26 Фев, 2024 г. - 20:10HOME::REVIEWS::NEWS::LINKS::TOP  

РУБРИКИ
· Богословие
· История РПЦЗ
· РПЦЗ(В)
· РосПЦ
· Апостасия
· МП в картинках
· Царский путь
· Белое Дело
· Дни нашей жизни
· Русская защита
· Литстраница

~Меню~
· Главная страница
· Администратор
· Выход
· Библиотека
· Состав РПЦЗ(В)
· Обзоры
· Новости

МЕЧ и ТРОСТЬ 2002-2005:
· АРХИВ СТАРОГО МИТ 2002-2005 годов
· ГАЛЕРЕЯ
· RSS

~Апологетика~

~Словари~
· ИСТОРИЯ Отечества
· СЛОВАРЬ биографий
· БИБЛЕЙСКИЙ словарь
· РУССКОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ

~Библиотечка~
· КЛЮЧЕВСКИЙ: Русская история
· КАРАМЗИН: История Гос. Рос-го
· КОСТОМАРОВ: Св.Владимир - Романовы
· ПЛАТОНОВ: Русская история
· ТАТИЩЕВ: История Российская
· Митр.МАКАРИЙ: История Рус. Церкви
· СОЛОВЬЕВ: История России
· ВЕРНАДСКИЙ: Древняя Русь
· Журнал ДВУГЛАВЫЙ ОРЕЛЪ 1921 год
· КОЛЕМАН: Тайны мирового правительства

~Сервисы~
· Поиск по сайту
· Статистика
· Навигация

  
Электронный словарь
Поиск      
[ А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | Й | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Ъ | Ы | Ь | Э | Ю | Я ]



    КУЗНЕЦ Саймон    (Семен) Смит (30.4.1901, Пинск [по др. св. Харьков] - 9.7,1985, Кембридж, шт. Массачусетс, США) - экономист. В семье торговца мехами Абрама и Полины (урожд. Фридман) Семен был средним из троих детей. В 1907 его отец уехал в США, собираясь вызвать туда семью, как только устроится сам. Начавшаяся 1-я мировая война, а вслед за ней революция и гражданская война нарушили эти планы. После окончания реального училища К. поступил на юридический факультет университета в Харькове, где в то время велось преподавание и экономических дисциплин. После двух лет учебы в университете К. на протяжении последующих двух лет работал в статистическом отделе Центрального совета профсоюзов руководителем одной из секций бюро статистики труда. В 1921 в сборнике "Материалы по статистике труда на Украине" была напечатана первая статья К. - "Денежная заработная плата рабочих и служащих фабрично-заводской промышленности г. Харькова в 1920 году". --- После того, как по условиям советско-польского договора 1921 Пинск отошел к Польше и родившиеся на этой территории могли получить польское гражданство, семья К. перебралась в Польшу. Оттуда Семен и его старший брат Соломон в 1922 уехали в НьюЙорк. Оба брата сразу же поступили на старший курс Колумбийского университета, где К. в 1923 была присвоена ученая степень бакалавра, в 1924- магистра, ав 1926- доктора наук. В аспирантуре Колумбийского университета под руководством известного американского экономиста и статистика У.Митчелла, крупного специалиста в области теории циклов и конъюнктурного анализа, К. выполнил небольшую по объему, но весьма глубокую по содержанию диссертационную работу, посвященную циклическим колебаниям в розничной и оптовой торговле США. Опубликованная в 1926 с предисловием Митчелла диссертация К. содержала попытку дать эмпирическое объяснение закономерностей экономического развития, представив его изменения через накопление статистической информации. --- По завершении учебы в аспирантуре К. в течение полутора лет работал научным сотруд--- ником в Совете по исследованиям в области социальных наук (СИСН). Результаты этой работы воплотились в монографии "Столетняя динамика производства и цен", опубликованной в 1930. В 1927 по приглашению Митчелла, назначенного директором созданного Национального бюро экономических исследований (НБЭИ), К. стал штатным сотрудником НБЭИ и проработал в нем до 1960. К. был назначен руководителем первого научно-исследовательского проекта бюро по изучению национального продукта и дохода США. Исследования К. по подсчету размера и компонентов национального дохода и их изменений во времени стали его крупнейшим вкладом в современную экономическую науку. --- Уже в своей первой монографии "Столетняя динамика производства и цен" К. обратился к анализу экономического роста, исследуя долговременные тенденции в динамике производства и цен многих категорий товаров по данным шести стран за длительный исторический период, В книге был сделан вывод о несомненном наличии циклической составляющей в динамике выпуска товаров и цен, период которой превышал продолжительность обычного экономического цикла, но был короче длинных волн Кондратьева. Средняя продолжительность таких, по определению К., "вторичных вековых колебаний" составляла порядка 22 лет. В более поздних работах К. называл данное явление "длинными колебаниями", другие исследователи определили его как "цикл Кузнеца" (термин был введен в оборот английским экономистом А.Льюисом). --- К. провел масштабное исследование сотен разнообразных источников, составив на основе статистических данных за длительный период времени таблицы национального дохода и его основных компонентов. Предложенная им методика оценки национального продукта страны используется в официальной статистике США до настоящего времени. Методика К. предполагает рассмотрение национального продукта с трех точек зрения: как сумму расходов разных категорий потребителей на разные категории благ: как сумму "произведенных доходов" (сумма заработной платы, процента, ренты, выплаченных дивидендов и нераспределенной прибыли во всех производственных отраслях экономики); как сумму доходов всех видов, полученных населением, что обеспечивает данные для анализа распределения доходов. Результаты своих исследований национального продукта и дохода К. изложил в серии публикаций, в том числе: "Национальный доход за 1929-1932 гг." (1934), "Национальный доход и формирование капитала в 1919-1935 гг." (1937), "Товарный поток и формирование капитала" (1938). Наиболее значимым в этой серии был двухтомник "Национальный доход и его структура за 1919-1938 гг.", вышедший в 1941. --- Как последовательный ученик Митчелла К. весьма скептически относился к абстрактнотеоретическим моделям экономики, отдавая предпочтение концепциям, основывающимся на тщательно выверенных статистических данных. Главную задачу экономиста он видел в детальном описании реального экономического мира и его объяснении таким образом, чтобы это имело ощутимую пользу для тех, кто делает экономическую политику. В центре исследований К. на протяжении всей жизни оставалась исчерпывающая интерпретация экономического роста и циклических колебаний экономики. Он ставил своей задачей расширить, насколько это возможно, спектр оценок, постепенно переходя от рыночного производства к тем видам человеческой деятельности, которые неподвластны рынку; к систематическому учету промежуточных продуктов, существенно влияющих на точность информации об объеме конечного продукта; а также к решению проблем ценностной оценки разнородной продукции и учета изменений цен.К. был чрезвычайно осторожен в оценке любых эмпирических данных, подвергая их всесторонней проверке и предостерегая от чрезмерного доверия к голым цифрам. Он подчеркивал зависимость предлагаемых решений от системы общественных ценностей, принятых в данном месте и в данный момент времени, от природы семьи, от организации промышленной жизни и государства, Первым из экономистов, на основе обширного круга данных, К. создал прочную базу для построения ясной и всесторонней картины национального производства и дохода. Занимаясь в течение многих лет изучением долгосрочных тенденций развития, К. тем не менее избегал делать какие-либо прогнозы экономического развития, понимая сложность учета всего многообразия факторов, воздействующих на экономический рост, --- Начиная с 1930, когда его пригласили преподавать статистику в Пенсильванском университете, К. неизменно совмещал исследовательскую работу в НБЭИ с преподавательской деятельностью. С 1930 по 1954 он занимал должность профессора на кафедре экономики и статистики Пенсильванского университета. Затем - с 1954 по 1960 - преподавал в университете Джонса Гопкинса в Балтиморе, а с 1960 вплоть до выхода на пенсию в 1971 -в Гарвардском университете. Славу блестящего преподавателя К. снискал благодаря неиссякаемому интересу к излагаемому предмету, аналитическому таланту, четкости изложения, эрудиции, а также способности вовлечь своих слушателей в непосредственный процесс исследования. --- В 1944 К. был назначен заместителем директора бюро планирования и статистики при министерстве военной промышленности и проработал в нем до 1946. Параллельно он продолжал сотрудничество в НБЭИ, поставив своей задачей ретроспективный анализ национального дохода США, начиная с 1869. Результаты этого исследования были изложены в монографии "Национальный продукт с 1869 года", вышедшей в 1946. Понимая, что как теоретические, так и практические проблемы оценки национального дохода требуют всестороннего изучения и обсуждения, в том числе на международном уровне, К., став в 1949 преподавателем Комитета по экономическому росту в СИСН, возглавил программу сравнительного изучения роста национального дохода различных стран. Он поставил задачу выявить на основе достоверных эмпирических данных идентичные для разных стран факторы, определяющие экономический рост, установить значение каждого из них, а также их внутреннюю взаимосвязь. В работе над проектом К. помогали аспиранты и исследователи из СИСН, а также из университета Джонса Гопкинса и Гарварда. Ключевыми публикациями в этой области стала получившая широкую известность серия из 10 статей, публиковавшихся под общей рубрикой "Количественные аспекты экономического роста наций" в журнале "Экономическое развитие и культурный обмен" с октября 1956 по январь 1967. Многие из полученных в ходе работы над проектом данных К. обобщил в работах "Современный экономический рост" (1966) и "Экономический рост наций" (1971). --- К. являлся одним из инициаторов учреждения Конференции по исследованию национального дохода и богатства, на протяжении многих лет оставался одним из ее лидеров и активнейшим участником публикаций серии "Исследования дохода и богатства", насчитывающей к 1986 уже 51 выпуск.К. содействовал также созданию Международной ассоциации по исследованию дохода и богатства, деятельность которой сыграла большую роль в стимулировании и координации изучения национальных счетов в различных странах, а также в развитии исторической статистики. --- В целом в исследовании проблем экономического роста К. принадлежал приоритет в разработке следующих тем: анализ изменений в темпах роста за 100-летний период, их связь с динамикой населения и экономическими циклами; выявление соотношения между сбережениями и приростом основного капитала; анализ отношения между структурными изменениями и ростом производительности: соотношение между экономическим ростом и доходом; сравнительный анализ национального дохода и роста по странам. Проведенные К. исследования, базирующиеся на широком охвате многолетних статистических данных, не подвергавшихся ранее анализу, дали возможность установить ряд закономерностей, касающихся темпа роста 4 ведущих европейских стран и США. В частности, им было установлено, что в основе процесса экономического роста лежат длительные структурные сдвиги, для определения которых необходимо охватывать периоды наблюдения, существенно более продолжительные, чем экономический цикл. Сам К. склонялся к определению периода наблюдений порядка 50 лет. --- С начала 50-х К. изучал различные аспекты проблемы распределения, в первую очередь, ее связь с экономическим ростом и экономическими циклами. Он показал, что повышение доли акционерного капитала в общем объеме производства и снижение прибыли на инвестированный капитал повышают долю труда в национальном доходе. Детально проанализировав данные о динамике национального дохода в 10 странах, К. выявил тенденцию к уменьшению неравенства в распределении дохода между физическими лицами в периоды бума, хотя и подчеркивал, что наличие огромного количества исключений не позволяет сделать исчерпывающие выводы.К. вообще уделял немалое внимание выяснению источников ошибок при сравнительном анализе экономики стран с различным уровнем экономического развития. Стремясь минимизировать возможные ошибки в подсчетах, он опробовал разнообразные методы количественной оценки экономических показателей. Значительный вклад внес К. в исследование роли накоплений и инвестиций, а также прироста капитала и технологических изменений в процессе экономического роста. Особенно тщательно эти проблемы были рассмотрены в работе "Капитал в американской экономике" (1961), где было показано, что за длительный период стабильность процесса накопления определяет долю капиталовложений в экономике. Одним из первых экономистов 60-х К. раскрыл роль капиталовложений в человеческий фактор в качестве одной из составляющих экономического роста, подчеркнув, что "самым большим капиталом страны являются ее люди с их мастерством, опытом и побуждениями к полезной экономической деятельности". --- Как крупный авторитет в области проблем экономического развития К. неоднократно привлекался к международным исследовательским проектам. В 1953-63 он являлся председателем проекта Фалька по экономическому развитию Израиля, с 1963 - почетным председателем Института экономических исследований Мориса Фалька (Израиль), а в 1961-70 председателем Комитета по экономике Китая в рамках СИСН. --- В 1971 "за эмпирически обоснованное истолкование экономического роста, что привело к новому, более глубокому пониманию как экономической и социальной структуры, так и процесса развития", К. была присуждена Нобелевская премия по экономике. Оценивая его вклад в экономическую науку, член Шведской Королевской академии наук Бертил Улин подчеркнул, что в своих работах К. "оперировал огромным статистическим материалом, подвергая его столь глубокому и тщательному анализу, что будил мысль и проливал совершенно новый свет на проблему экономического роста". --- К. был президентом Американской экономической ассоциации (1954), Американской статистической ассоциации (1949), почетным членом Ассоциации по экономической истории, Эконометрического общества, Международного статистического института, Королевского статистического общества (Великобритания), Американского философского общества, Британской академии наук (член-корреспондент), Шведской Королевской академии наук. Он имел почетные ученые степени многих университетов, в том числе Гарвардского, Принстонского, Колумбийского и Пенсильванского. --- К. был с 1929 женат на Эдит Хандлер, также работавшей в НБЭИ. Супруги имели дочь Юдифь и сына Пола, преподавателя экономики в университете штата Индиана. --- Соч.: Cyclical Fluctuations: Retail and Wholesale Trade, United States, 1919-1925. New York, 1926; Economic Change. New York, 1953; Growth, Population, and Income Distribution. New York, 1979; Growth and Structural Shifts. New York, 1979; Economic Development, the Family, and Income Distribution: Selected Essays. Cambridge (Mass.), 1989. --- Лит.: Lundberg E. Simon Kuznets' Contribution to Economics // Swedish Journal of Economics, 1971, vol. 73, № 4; Bergson A. Simon Kuznets: 30 April 19019 July 1985 // American Philosophical Society Yearbook, 1986; Лутченко В., Макаренко В. Саймон Кузнец // Маркетинг, 1992, № 2; Абрамовиц М. Саймон Кузнец (1901-1985) // Thesis, 1993, T.I, вып.2. --- Л. Васина ---

    КУЗЬМИНА-КАРАВАЕВА Елизавета Юрьевна, мать Мария    (8.12.1891, Рига - 31.3.1945, Равенсбрюк, Германия) - поэт, философ, публицист, общественно-религиозный деятель. Отец - Ю.Д.Пиленко, был городским головой Анапы, неподалеку располагалось и его имение. Детские впечатления, наблюдения за археологическими раскопками курганов отразились в стихах ее первой книги "Скифские черепки" (СПб., 1912). Лирический герой стихотворений одновременно является и участником далекого прошлого, и современным наблюдателем. Назначение отца директором Никитского ботанического сада заставило семью в 1905 переехать в Ялту. После неожиданной смерти отца уехала в 1906 с матерью, С.Б.Пиленко, в Петербург, где, закончив частную гимназию, поступила на философское отделение Бестужевских курсов. В 1910 вышла замуж за Д.Кузьмина-Караваева, юриста по образованию, социал-демократа, ставшего позднее в эмиграции католическим священником: он был близок к петербургской литературной среде, в которую и ввел свою жену, увлеченную поэзией.К.-К. испытывала воздействие акмеистов, издавших ее первую книгу стихов, входила в "Цех поэтов", дружила с А.Ахматовой, С.Городецким и др., посещала заседания "башни" Вяч. Иванова, гостила в Коктебеле у М.Волошина. Длительное время находилась под сильным влиянием поэзии и личности А.Блока; переписка с поэтом длилась многие годы после его стихотворного обращения к ней: "Когда вы стоите на моем пути, / Такая живая, такая красивая..." К 15-й годовщине со дня смерти Блока написала и опубликовала статью "Встречи с Блоком" (СЗ, 1936, № 62., перелечат.: Уч. зап. Тартус. ун-та, 1968, вып. 2 0 9). Была первой женщиной, заочно изучавшей богословие в Петербургской духовной академии, Ранние стихи, написанные главным образом в 1913-14, составили сборник "Руфь" (Пг" 1916). Как член партии эсеров К.-К. после Февральской революции 1917 была городским головой Анапы; об этом эпизоде вспоминала позднее в статье "Как я была городским головой" (Воля России, 1925, № 4/5). В 1919 вместе со вторым мужем, Д,Скобцовым-Кондратьевым, казачьим деятелем, писателем, эмигрировала из России через Константинополь и Белград. --- С 1923 жила в Париже. Под псевдонимом Юрий Данилов опубликовала автобиографический роман о годах революции и гражданской войны "Равнина русская (Хроника наших дней)" (СЗ, 1924, № 19-20) и повесть "Клим Семенович Барынькин" (Воля России, 1925, № 7-10). В издательстве "YMCA-Press" вышли два ее сборника житий святых "Жатва духа" (1927). Их тема - беспредельная, порой пародоксальная любовь к человеку, вплоть до принятия на себя чужого греха. "Вольная нищета и вольное унижение - формы любви, придающие ей особый характер нисхождения (богословски: кенозис)", - писал в своей рецензии Г.Федотов. Отмечая, что автор не включил в сборник ни одной мученической или аскетической легенды, которые преобладают в Четьях-Минеях, Федотов утверждал, что "Жатва духа" "бросает луч света" в таинственную область "связей древнерусской религиозной души с "безбожными" течениями русской интеллигенции". Это же издательство привлекло К.К. к работе над серией коротких монографий, посвященных русским религиозным мыслителям (Париж, 1929): "Достоевский и современность", "Миросозерцание Вл.Соловьева", "Хомяков", К.-К. сотрудничала в журналах "Современные записки", "Русские записки", "Воля России", "Путь", "Новый град", газетах "Дни" и "Последние новости". --- С 1930- разъездной секретарь Русского студенческого христианского движения, вела миссионерскую и просветительскую деятельность среди русских эмигрантов в разных городах Франции (Тулузе, Лионе, Страсбурге и др.); свои впечатления отразила в статье "Русская география Франции" (ПН, 1932, 25 июня). --- В 1932, после церковного развода с Д.Скобцевым, стала монахиней, приняв при постриге, который совершил глава русской православной церкви за рубежом - митрополит Евлогий, имя Мария (в честь Св.Марии Египетской), С тех пор выступала в печати под именем монахиня Мария, мать Мария. В 1937в Берлине вышел сборник религиозной поэзии "Стихи", разделенный на две части: "О жизни" и "О смерти". М.Цетлин, отмечая, что К.-К. знает жизнь "подлинную, страдающее эмигрантское дно", и эта жизнь кажется ей "воронкой в ад, а иногда и прямо адом", видел в ее поэзии "свидетельство о чемто большом и подлинном, комментарий к религиозному труду и подвигу". Тот же критик заметил, что стихи о смерти (кроме проникнутых сильным чувством стихов о смерти дочери, уехавшей в Москву и умершей от сыпного тифа в июне 1936) холоднее и дидактичнее стихов о жизни, в которых звучит тема Иова, упреки Богу за дурно созданный мир.Г.Адамович полагал, что монахиня Мария имеет основания поучать, потому что идет к людям с помощью; "она должна поучать и призывать, иначе изменила бы себе. Она говорит не от своего имени", ибо "нашла цель. Для нее уже невозможно быть всегда и во всем с теми, кто предоставлен сам себе и кто в творчестве ищет какого бы то ни было выхода из жизненной тьмы", --- Свое монашеское призвание К.-К. видела в деятельной любви к ближним, прежде всего в помощи бедным. Как свидетельствовал хорошо знавший ее К.Мочульский, она говорила, что путь к Богу лежит только через любовь к человеку, и на Страшном суде спросят: "накормила ли я голодного, одела ли голого, посетила ли больного и заключенного в тюрьме. И только это спросят". Она нашла свой путь служения людям, оставшись работать в миру и помогая тем, кто оказался на самом дне эмигрантской жизни. В середине 30-х основала в Париже центр социальной помощи - Братство "Православное дело", которое стало местом встречи многих писателей и философов. Еще в 20-е К.-К. была секретарем Религиозно-Философской академии, созданной Н.Бердяевым', поступив вольнослушательницей в Православный Богословский институт, сблизилась с О.С.Булгаковым, ставшим ее духовным отцом. Выступала на страницах журнала "Новый град", сборников "Православное дело". Деятельное участие принимала в собраниях общества "Круг", основанного в 1935 И.Фондаминским', в альманахе "Круг" (1937, № 1) была напечатана ее статья "Мистика человекообещания". --- К.-К. выбрала своеобразный монашеский путь, сочетая иночество и материнство. Организовала общежитие с дешевой столовой, для которой сама доставала продукты и готовила, санаторий для туберкулезных больных. На улице Лурмель в Париже оборудовала церковь, выполнив роспись стен и стекол, вышитые гладью панно. В 1939 "Православное дело" основало швейную мастерскую, исполнявшую заказы для французской армии и дававшую этим заработок женам и матерям мобилизованных русского происхождения. После оккупации Парижа сотни евреев обращались к К.-К. за помощью и убежищем. Им выдавали свидетельства о принадлежности к православному приходу на Лурмель, документы, их укрывали, отправляли в провинцию. Во время массового еврейского погрома 1942, когда тысячи евреев, включая детей, были загнаны на стадион (велодром д'Ивер), К.-К. пробралась туда и спасла несколько детей. В статье "Размышления о судьбах Европы и Азии" (1941) писала, что во главе избранной "расы господ стоит безумец, параноик, место которому в палате сумасшедшего дома, который нуждается в смирительной рубашке, в пробковой комнате, чтобы его звериный вой не потрясал вселенной". 9.2.1943 была арестована, отправлена в концлагерь Равенсбрюк и погибла в газовой камере. --- В 1947 вышел посмертный сборник "Стихотворения, поэмы, мистерии: Воспоминания об аресте и лагере в Равенсбрюк", изданный ее бывшим мужем Д.Скобцевым; там опубликованы две поэмы ("Похвала труду" и "Духов день", 1942) и две мистерии в стихах ("Анна", 1939 и "Солдаты", 1942). Первая - своеобразная апология образа жизни автора. Действие второй происходит во время войны в арестантском помещении при немецкой комендатуре; преследование французских евреев и коммунистов рассматривается как попрание основных принципов и религиозных законов жизни.С.Пиленко приводит в своих воспоминаниях прощальные слова К.-К.: "Мое состояние это то, что у меня полная покорность к страданию, и это то, что должно со мною быть и что, если я умру, в этом я вижу благословение свыше. Самое тяжелое и о чем я жалею, что я оставила свою престарелую мать одну". --- "Обществом друзей Матери Марии" и С. Пиленко в 1949 был издан 2-й сборник "Стихи", в который вошла также интермедия "Семь чаш". Автор вступительной статьи Г.Раевский пишет, что в этих стихах ощущается "полнота жизненной ответственности за все сказанное (и сделанное)", ибо подлинное творчество всегда искренне, и тем самым "оно является прямым свидетельством о человеке. Такою искренностью (в первичном, огненном значении слова) отмечено все, что написано матерью Марией. Стихи ее (как и все ее деяния) - "вулканического" происхождения, при чтении которых чувствуется порою как бы некий жар "неостывшей лавы". --- Соч.: "Убери меня с Твоей земли": Стихи // Нов. мир, 1990, № 5; Воспоминания, статьи, очерки. Париж, 1991; Избранное.М., 1991. --- Лит.: Манухина Т.И. Монахиня Мария (К 10-летию со дня кончины) // НЖ, 1955. № 41; Зандер В. Мать Мария: К 10-летию со дня смерти // Вест. РСХД. 1955, № 36; Бердяев Н.А. Памяти монахини Марии (Скобцевой) // Там же, 1965. № 78; Микулина Е.Н. Мать Мария: Роман.М., 1983: 2-е изд., доп.М., 1988; Шустов А.Н. Свидетельства современника о матери Марии // Вест. РСХД, 1992, № 166; Носик Б. "Возьми свой крест..." (Мать Мария) / Носик Б. "Привет эмигранта, свободный Париж!" М., 1992; Гаккель С. Мать Мария.М.. 1993. --- Т. Петрова ---

    КУПЕР    (наст. фам. Купершток) Эмиль Альбертович (1.12.1877, Херсон - 16.11.1960, Нью-Йорк) - дирижер, скрипач, педагог, композитор. Родился в семье одесского учителя музыки и контрабасиста А.Куперштока, под руководством которого обучался с пяти лет игре на скрипке. Окончил Одесское музыкальное училище по классу скрипки у Г.фримана (1891). Совершенствовался в 1891-93 в Венской консерватории у Й.Гельмесбергера, там же проходил занятия композиции у Р.Фукса. В 1891-96 выступал как скрипач-вундеркинд в Константинополе, Вене, городах Восточной Европы. Уже на своих первых сольных концертах К. продемонстрировал отличное владение инструментом и природную музыкальность, волевой напор и огненный темперамент, редкое ощущение формы произведения как единого целого. Все это пригодилось ему и в дирижерской профессии. Будучи скрипачем-концертмейстером Киевской оперы (с 1896), он без репетиций, заменив дирижера, бестяще провел оперу "Фра-Дьяволо" Л.06ера (1897), а затем "Аиду" Дж.Верди (1898), повторив тем самым "музыкальный подвиг" 19-летнего А.Тосканини.Б. умел быстро схватывать музыкальные образы и суть задачи, имел железную волю, чтобы блестяще ее реализовать. Почувствовав, что он нашел в дирижировании свое истинное призвание, К. фактически самостоятельно осваивал премудрости профессии оперного капельмейстера. С 1898 он- помощник дирижера в итальянской опере Александровского театра в Гельсингфорсе, дирижер частных оперных театров Одессы, Харькова, Петербурга, Ростована-Дону, Нижнего Новгорода. Всего два года практики понадобилось ему, чтобы с багажом ходового репертуара встать (в 1900) за дирижерский пульт Киевского оперного театра - в ту пору одного из лучших театров России. --- За годы работы в Киеве (1900-7) К. прошел большую школу. В содружестве с опытными дирижерами И.Палицыным и И.Труффи, хормейстерами, певцами и оркестрантами он основательно изучил значительный оперный репертуар (св. 30 произведений) и из молодого, подающего надежды дирижера вырос в крупного авторитетного мастера. В его творческом багаже были все оперы П.Чайковского, "Садко" и "Царская невеста" Н.Римского-Корсакова, "Дон Жуан" В.А.Моцарта, "Отелло" и ряд др. опер Дж.Верди, "Гугеноты" Дж.Мейербера, "Лоэнгрин" Р.Вагнера. Отец К. работал в том же театре контрабасистом, и Эмиль помогал ему содержать большую семью, где было еще 7 детей (причем все они были исключительно музыкальны; брат, Макс Купер, стал оперным и хоровым дирижером, в 1931-45 работал главным хормейстером Большого театра). --- Ряд обстоятельств (начавшиеся в Киеве еврейские погромы) заставил К. всерьез подумать о переезде в другой город. Оказавшись в Москве осенью 1907, без определенных планов, он, тем не менее, вскоре заставил заговорить о себе, добившись успеха как своими постановками на сцене Московской оперы С.Зимина ("Сон на Волге" А.Аренского, "Борис Годунов" М.Мусоргского: К. - дирижер оперы Зимина в 1907-10), так и выступлениями на концертной эстраде, заменив уехавшего на гастроли С.Рахманинова.К. в 1907-12 был постоянным дирижером Керзинского "Кружка любителей русской музыки". К. также пригласили постоянным дирижером симфонических концертов Московского отделения Русского музыкального общества. С его именем связаны первые исполнения в Москве Третьей симфонии и "Поэмы экстаза" А.Скрябина (1909), Третьего фортепианного концерта Рахманинова '(1910, солист - автор), музыки балета "Петрушка" И.Стравинского (1915) и ряда др. произведений, а в опере Зимина в 1909 - премьеры "Золотого петушка" Римского-Корсакова и "Мейстерзингеров" Вагнера (на рус. яз.), ставшие выдающимися художественными событиями года. Впечатляющее выступление К. в Париже с Ф.Шаляпиным ("Борис Годунов", 1909) во время Русских сезонов С.Дягилева побудило присутствовавшего на спектаклях директора императорских театров В.Теляковского пригласить дирижера в Московский Большой театр. --- Годы работы в Большом театре (1910-19) стали поистине "золотым" периодом в творческой жизни дирижера. Под его управлением прошли "Фауст" Ш.Гуно (в шаляпинской постановке и при его участии, 1910), премьеры опер "Дон Кихот" Ж.Массне (также с Шаляпиным, 1910), "Гибель богов" (1911), "Золото Рейна" (1912), возобновлен "Тангейзер" Вагнера, Впервые на сцене Большого театра он поставил "Сказку о царе Салтане" (1913) Римского-Корсакова, возобновил ряд его опер, а также оперы Рахманинова, А.Бородина, "Иоланту" Чайковского; осуществил вместе с Шаляпиным и последнюю дореволюционную премьеру в Большом театре - оперу Верди "Дон Карлос" (10.2.1917). Продолжал интенсивно выступать на концертной эстраде. --- В 1912-14 К.- дирижер Русских сезонов Дягилева в Париже и Лондоне; впервые представил зарубежным слушателям "Хованщину" Мусоргского, "Князя Игоря" Бородина, "Псковитянку" и, в балетной версии, оперу "Золотой петушок", оперу Стравинского "Соловей". К. провел лондонскую премьеру оперы "Борис Годунов" с Шаляпиным в заглавной роли, которая стала шедевром русского театрального искусства. В Русских сезонах талант К. получил европейское признание. --- Прогрессивные идеи и лозунги революции 1917 были восприняты К. с радостью и надеждой. Под его руководством состоялось грандиозное по размаху исполнение в Большом театре Девятой симфонии Л.Бетховена в честь 1-й годовщины Октября. Он участвовал в концертах-митингах, многочисленных музыкальных мероприятиях, вел большую работу по нормализации и улучшению быта музыкантов и артистов. В 1918-19 К. - профессор консерватории, член Московского совета музыкальных деятелей, член дирекции Большого театра по опере и заведующий художественной частью театра, председатель союза оркестрантов. В 1919 нарком А.Луначарский, зная блестящий организаторский талант К., направил его в бывшую Мариинскую оперу (Театр оперы и балета). В голодном опустевшем Петрограде К. встретился с большими трудностями, однако активно принялся за дело. На сцене театра ставились оперы с участием Шаляпина, возобновились "Орфей" К.Глюка, "Пиковая дама" Чайковского, "Сказание о невидимом граде Китеже" Римского-Корсакова. Он был в одном лице заведующим музыкальной частью и главным дирижером, управляющим оперной труппой (191924), позже - управляющим театром и заведующим музыкальной частью всех петроградских театров (1920-24). К тому же директор консерватории А.Глазунов предложил ему занять пост профессора по классу дирижирования, и отказать ему К. не смог (в 1919-24 К.- профессор Петроградской консерватории по дирижерскому и оркестровому классам). А в конце 1920, в связи с отъездом за рубеж С.Кусевицкого - руководителя бывшего Придворного оркестра (переименованного в Государственный симфонический оркестр), К. откликнулся на просьбу музыкантов и возглавил этот коллектив (1920-21). --- К. выступил с идеей создания первой в стране государственной филармонии и летом 1921 стал ее руководителем. Всего за три летних месяца оркестр Петроградской филармонии провел 54 симфонических концерта при переполненном зале. "Вспоминаю человека, писал о тех годах Е.Мравинский, - чем-то похожего одновременно и на Вагнера и на Наполеона, наделенного ярким талантом, неиссякаемой энергией, громадной волей. Это был Эмиль Купер". Но выдающемуся дирижеру пришлось взвалить на свои плечи не только музыкальные заботы. Отстранив неумелых организаторов, он сам ездил на грузовом суденышке за картошкой и дровами для артистов театра, "выбивал" паровые котлы и новые трубы для отопления видавшего виды концертного зала филармонии (быв. Дворянского собрания), разрешал бесконечные финансовые затруднения. При этом готовил великолепные спектакли и концерты. Весной 1923 музыкальный Петроград торжественно отмечал 25-летие дирижерской деятельности К. К этой дате были приурочены премьера "Тангейзера" Вагнера в опере и концерт из произведения Скрябина в филармонии. За четверть века служения музыкальной России К. стал одним из выдающихся дирижеров своего времени. Однако чрезмерные нагрузки непомерно изматывали дирижера; в "Автобиографии" он писал: "Как перед этим в Москве, я и в Петрограде не нашел никакого отдыха. Наоборот, потребовалось еще больше внимания к моим обязанностям, еще больше ответственности, а материальные условия жизни с каждым днем становились все хуже и хуже..." К. было уже под 50, а нормальную обстановку для творчества он мог создать себе лишь во франкфурте-на-Майне, где в 1922 выступал с Шаляпиным, или в Берлине, где исполнял музыку Чайковского во время зарубежной поездки на лечение. --- Дав свой последний концерт из произведений Вагнера и получив разрешение на полугодовой отпуск, К. в мае 1924 выехал на гастроли в Буэнос-Айрес, где дирижировал спектаклями "Бориса Годунова" (театр "Colon") и симфоническими концертами (первое исполнение в стране "Поэмы экстаза" Скрябина). После успешных выступлений в Аргентине К. перебрался в Европу и принял решение больше не возвращаться в Россию. Благодаря неоспоримому дирижерскому таланту, высокой культуре, свободному владению французским и немецким языками К. органично "вписался" в музыкальную жизнь Запада, был поддержан в артистических кругах многих стран. Он стал главным дирижером Королевского театра в Мадриде ("Реал") в сезоне 1924/25, театра "Сан-Карлуш" в Лиссабоне в сезоне 1925/26. В Париже на сцене "Grand-Opera" под его управлением 6.7.1926 состоялось концертное исполнение оперы "Сказание о невидимом граде Китеже" силами "Частной русской оперы А.Церетели". Премьера прошла с большим успехом.К. был также музыкальным руководителем постановки оперы "Золотой петушок", показанной вскоре в Виши. В 1926-28 К. занимал пост главного дирижера Латвийской Национальной оперы в Риге, ставил оперы Римского-Корсакова ("Сказка о царе Салтане", "Садко", "Золотой петушок", "Сказание о невидимом граде Китеже"), Мусоргского ("Хованщина"), а также "Валькирию" Вагнера, "Джоконду" А.Понкьелли, "Отелло" Верди и др. Выступая как организатор, наставник, К. вывел театр в число высокопрофессиональных оперных коллективов. В 1929 К. сотрудничал с труппой "Русской оперы" (антреприза М.Кузнецовой), поставив 4 оперы, имевшие выдающийся успех: "Сказку о царе Салтане", "Сказание о невидимом граде Китеже", "Снегурочку", "Князя Игоря". В 1929-32 К. дирижировал в Чикагской городской опере, гастролировал с этой труппой и самостоятельно в Бостоне, Лос-Анджелесе, Сан-Франциско и др. городах США. --- Концертная деятельность К. в эмиграции была чрезвычайно напряженной. Как приглашенный дирижер он выступал с ведущими коллективами Европы: Берлинским, Лондонским и Парижским филармоническими оркестрами, оркестром "Augusteo" в Риме, Парижскими оркестрами "Концерты Колонна" и "Концерты Страрама", а также Парижским симфоническим оркестром. Отмечая его разносторонние заслуги в области музыкального искусства, французское правительство наградило К. орденом Почетного легиона (1936). К. совершил турне по Южной Америке (Аргентина, Уругвай, Бразилия). В сезоне 1933/34 имел ангажементы в Бордо ("Фестиваль Русской музыки"), в Амстердаме с оркестром "Concertgebouv" - знаменитым оркестром В.Менгельберга, с Варшавской филармонией, с оркестром Пау Касальса (Пабло Казальса) в Барселоне, с оркестром театра "La Scala" в Милане - оркестр А.Тосканини, в Монте-Карло с оркестром театра "Casino". В 1936 в Буэнос-Айресе провел спектакли Русского сезона в театре "Colon": "Борис Годунов", "Сказка о царе Салтане", "Сказание о невидимом граде Китеже", --- В 1940, незадолго до фашистской оккупации, К. покинул Париж и переехал в НьюЙорк; преподавал в Джульярдской высшей музыкальной школе. В 1942 совместно с М.Чеховым поставил в Городской опере Нью-Йорка "Сорочинскую ярмарку" Мусоргского (в редакции Н.Черепнина', впервые в США), а затем осуществил постановку "Пиковой дамы" Чайковского. Принял деятельное участие в работе созданной в 1942 Американо-русской культурной ассоциации, объединившей многих выдающихся деятелей культуры (Э.Хемингуэй, Ч.Чаплин, Р.Кент, С.Кусевицкий и др.), --- Венцом оперной карьеры К. стала работа в "Metropolitan Opera" (1944-50); он был единственным русским дирижером, стоявшим за пультом этого прославленного театра. Начав со сложнейшей оперы "Пеллеас и Мелизанда" К.Дебюсси (26.1.1944), К. доказал, что поправу считается одним из лучших оперных дирижеров своего времени. Под его управлением состоялись спектакли: "Парсифаль" Вагнера, "Аида", "Трубадур" Верди, "Джоконда" Понкьелли, "Самсон и Далила" К.Сен-Санса, "Борис Годунов" и др. С большим успехом прошла его американская премьера "Золотого петушка" (1.3.1945, на англ. яз.). К открытию сезона 1945/46 (это считалось чрезвычайно почетным для дирижера) К. поставил оперу Ш.Гуно "Ромео и Джульетта". Он дирижировал первой постановкой в "Metropolitan Opera" оперы В.А.Моцарта "Похищение из сераля" (29.1 1.46), американской премьерой оперы Б.Бриттена "Питер Граймс" (12.2.1948). Последней премьерой К. в театре стала "Хованщина" (16.2.1950). За 6 сезонов К. исполнил 12 опер, провел 100 спектаклей, с равным успехом проявив себя в операх разных стилей. В его спектаклях были заняты ведущие артисты труппы. Дж.Вальденго, некогда выступавший с Тосканини, отметил ценнейшее качество К.оперного дирижера: "Он руководил певцами так, будто бы на сцене пел он сам". --- Уход К. из театра был вынужденным: новая администрация взяла курс на "омоложение" состава. В связи с ухудшением здоровья жены (певицы Э.Карениной) К. в конце 1950 перебрался на юг, в Батон-Руж (шт. Луизиана), где взял на себя руководство городским симфоническим оркестром. Одновременно К. стал главным дирижером Оперного театра Монреаля (Канада); в свои 75 лет он осуществил премьеры опер Дж.КМенотти "Консул" и С.Прокофьева "Любовь к трем апельсинам". Превосходное впечатление оставила и его постановка "Отелло" Верди, которой он дирижировал в 80 лет. 22.10.1958 К. впервые в США дирижировал Десятой симфонией Д.Шостаковича. 23.3.1960 в возрасте 82 лет К. блестяще провел с оркестром Батон-Ружа последний симфонический концерт, в его программу входили произведения русской классики - Римского-Корсакова, Стравинского, Чайковского, Глинки. --- Сохранились записи сцен из оперы "Борис Годунов" в исполнении хора и оркестра "Metropolitan Opera" ("Columbia") и Латвийской национальной оперы ("Polydor") под управлением К. --- К. - автор ряда музыкальных сочинений: Венгерский танец, Венгерская фантазия для скрипки и фортепиано, Восточная симфония, Десять романсов на стихи О.Хайяма и Ибн-Сины, Романтическая поэма для скрипки с оркестром (для фортепиано), Романсы. Соч.: Памяти Артура Никиша. Пг., 1922. --- Лит.: Эмиль Купер: Статьи. Воспоминания. Материалы. Под общей ред.Г.Я.Юдина; сост.А.М.Кузнецов.М., 1988. --- В. Руденко ---

    КУПРИН Александр Иванович    (26.8.1870, Наровчат, Пензенской губ. - 25.8.1938, Ленинград) - писатель-прозаик, публицист. Родился в чиновничьей семье (отец - безземельный дворянин, письмоводитель в канцелярии мирового посредника, мать - из обедневшего рода татарских князей Куланчаковых). Детские и юношеские годы К. прошли в Москве, куда его мать переехала после смерти мужа, поселившись во Вдовьем доме на Кудринской площади. В 1877-80 К. воспитывался в Разумовском пансионе, в 1880-90 учился в кадетском корпусе и Александровском военном училище, что впоследствии получило отражение в его творчестве (повесть "На переломе (Кадеты)", 1900), В течение четырех лет служил в чине поручика в 46-м пехотном полку, размещенном в Подольской губернии. В 1894 оставил военную службу, жил в Киеве, много ездил по России, Еще в кадетском корпусе начал писать стихи, а в 1889 опубликовал в московском "Русском сатирическом листке" рассказ "Последний дебют". В журнале "Русское богатство" печатались его рассказы "Впотьмах", "Лунной ночью" (1893), "Дознание" (1894), серия очерков "Киевские типы" (1895). Впечатления от жизни в Донбассе легли в основу повести "Молох" (1896). В 1897 вышел первый сборник рассказов К. "Миниатюры". Лучшие свои произведения К создал в 1-й половине 1900-х, сблизившись с М.Горьким и группой писателей"знаньевцев", среди них: "В цирке", "На покое", "Болото" (1902), "Трус", "Конокрады" (1903), "Мирное житье", "Корь", "Жидовка" (1904). В 1905 в 6-м сборнике "Знания" была напечатана его повесть "Поединок" - самое значительное произведение дореволюционной поры, критически изображавшее офицерскую среду. Откликом на события русско-японской войны и революцию 1905-7 явились повести и рассказы "Штабс-капитан Рыбников", "Река жизни", "Бред" (1906), "Гамбринус" (1907), --- В десятилетие, предшествовавшее Октябрьской революции, К. создал такие произведения как "Листригоны" (1907-11), "Суламифь" (1908), "Телеграфист" и "Гранатовый браслет" (1911), "Анафема" (1913), "Яма" (1909-15), выдвинувшись в число наиболее ярких писателей-реалистов. С изощренным психологизмом изображал людей самых различных сословий и положений, особенно тонко раскрывая тему любви, В 1912-15 в издательстве А.Маркса вышло полное собрание сочинений К. в 9-ти томах. В "Московском книгоиздательстве" в 1908-17 - собрание сочинений в 1 1-ти томах, выдержавшее 4 издания. В 1907 3 тома произведений К. были изданы в качестве приложения к журналу "Мир Божий". Как поручик запаса К.в 1914 был призван на фронт и недолгое время находился в действующей армии в качестве цензора. В статьях этого периода поддерживал идею "очистительной", "преображающей" войны, в принадлежавшем ему доме в Гатчине устроил лазарет для раненых солдат. Февральскую революцию воспринял восторженно и в период между февралем и Октябрем активно сотрудничал в газетах "Петроградский листок", "Петроградский голос", "Вечернее слово", "Биржевые ведомости", выступая со статьями на политические темы. В мае-июне 1917 вместе с критиком /7. Нильским редактировал "непартийную" "новонародническую" газету "Свободная Россия". После октябрьского переворота возмущался жестокостью большевистского режима; угнетало его и разрушение традиционного уклада русской жизни. Сотрудничал в руководимом Горьким издательстве "Всемирная литература", был активным участником Союза деятелей художественной литературы. Осенью 1918 у него возник план издания газеты для крестьянства под названием "Земля", в чем его поддерживал Горький. 25,12.1918 К. встретился с В.Лениным, который одобрил идею такой газеты, но вскоре выяснилось, что никаких субсидий на ее издание получить невозможно. На протяжении 1918- 1-й половины 1919 К. не раз приходилось хлопотать перед Горьким и др. влиятельными лицами за арестованных (в основном это были жители Гатчины). --- После того, как 16,10.1919 головной отряд армии генерала Юденича, наступавший на Петроград, вошел в Гатчину, К. в качестве офицера запаса был мобилизован и приписан к газете "Приневский край". В ноябре, когда наступление было отбито Красной армией, К. выехал в Финляндию. Непродолжительное время жил неподалеку от дачи И.Репина "Пенаты", часто общался с художником, а впоследствии переписывался с ним. В июле 1920 выехал в Париж и поселился на улице Эдмонд Рожэ, которая и стала его постоянным эмигрантским адресом. Сотрудничал в газете В.Бурцева "Общее дело", где выступал со статьями против большевистской власти, но вскоре перестал участвовать в какой бы то ни было политической и общественной деятельности. В эмигрантской среде, по свидетельству хорошо его знавшего И.Бунина, держался особняком и только в сентябре 1928 ездил в Белград на съезд русских писателей-эмигрантов. --- Письма его пронизаны тоской по родине, он постоянно жаловался на тяготы эмигрантского существования. В феврале 1924 К. писал своей первой жене, М.Куприной-Иорданской: "Существовать в эмиграции, да еще русской, да еще второго призыва - это то же, что жить поневоле в тесной комнате, где разбили дюжину тухлых яиц... Почему-то прелестный Париж (воистину красота неисчерпаемая!) и все, что в нем происходит, кажется мне не настоящим, а чем-то вроде развертывающегося экрана кинематографа". За рубежом создал гораздо меньше, чем до эмиграции. В творчестве 1920 - 1-й половины 1930-х значительное место занимают произведения на темы из французской жизни: очерки "Юг благословенный" (1927), "Париж домашний" (1927), "Мыс Гурон" (1929), рассказ "Золотой петух" (1923), повесть "Жанетта" (1932-33). Но в основном К. обращался к дореволюционной России, Это рассказы на темы из русской истории "Однорукий комедиант" (1923), "Тень императора" (1928), "Царев гость из Наровчата" (1933), воспоминания о цирковых артистах ("Ольга Сур", 1929), рассказы о природе ("Ночь в лесу", 1931; "Ночная фиалка", 1933: "Вальдшнепы", 1933). Главным произведением К., созданным в эмиграции, был автобиографический роман "Юнкера" (1928-33), в котором особенно живо нарисованы картины старой Москвы. --- В Париже испытывал тяжелую материальную нужду, а начиная с 1934 был тяжело болен: из-за резко ухудшившегося зрения его литературная деятельность почти прекратилась. Писатель Н.Рощин - близкий знакомый К. вспоминал: "Знаменитый русский писатель жил в великой бедности, питаясь подачками тщеславных "меценатов", жалкими грошами, которые платили хапуги-издатели за его бесценные художественные перлы, да не очень прикрытым нищенством в форме ежегодных благотворительных вечеров в его пользу". Известен рассказ Бунина о встрече с К. на улице в Париже, когда больной, плохо одетый, резко изменившийся внешне писатель попросил у него взаймы несколько франков. --- В 1936 К. и особенно его жена, Е.Куприна, начали хлопоты о возвращении в СССР. В мае 1937 при содействии советского посла в Париже В.Потемкина, А.Толстого и художника И.Билибина Куприным были выданы советские паспорта. 31.5.1937 писатель приехал в Москву. 2 июня парижская газета "Последние новости" поместила отклики писателей-эмигрантов на отъезд К. в СССР.М.Алданов писал, что "очень давно его не видел - верно, никогда и не увижу, о чем искренне сожалею, так как люблю его. Жилось ему за границей не сладко, хуже, чем большинству из нас... Меньше, чем кто бы то ни было из нас, он был приспособлен для жизни и работы за границей. Политикой он никогда не занимался и мало интересовался ею. Осуждать его нелегко. Могу только пожелать ему счастья". Правильным сочла решение Е.Куприной увезти на родину "своего больного и старого мужа" Н. Теффи, поскольку жена "выбилась из сил, изыскивая средства спасти его от безысходной нищеты... Не он нас бросил. Бросили мы его. Теперь посмотрим друг другу в глаза". А.Ремизов отозвался более сдержанно; "Что ж - поехал, и Бог с ним. Я его ничуть не осуждаю. А голодал он и нуждался очень. Но разве не испытывают и другие писатели эмиграции постоянную и острую нужду?" Отклик Бунина: "Куприн давно уже не писал, и это облегчило его возвращение в Россию. Он по крайней мере не будет там ни в какой зависимости. Думаю, что перед тем, как решиться на это, ему пришлось многое пережить. Конечно, эмиграция во многом виновата, она могла бы содержать двух-трех старых писателей. Александр Иванович пользовался такой всесторонней славой, им так зачитывались, что нужно было о нем позаботиться должным образом... Очень жалею, что я его, очевидно, уже никогда не увижу в жизни". Заявления К. и очерки за его подписью, публиковавшиеся в советской печати, в действительности ему не принадлежали. В конце декабря 19 '3 7 К. переехал в Ленинград, где и скончался от рака пищевода. Похоронен на Литераторских мостках Волкова кладбища. --- Соч.: Звезда Соломона. Сб. рассказов. Гельсингфорс, 1920: Купол св.Исаакия Далматского: Рассказы. Рига, 1928; Храбрые беглецы. Сб. рассказов. Париж, 1928; Елань. Сб. рассказов. Белград, 1929; Колесо времени. Повесть и рассказы. Белград, 1930. --- Лит.: Бунин И.А. Перечитывая Куприна // СЗ, 1938, № 67; Вержбицкий Н.К. Встречи с А.И.Куприным. Пенза, 1961; Чуковский К.И. Куприн / Чуковский К.И. Современники: Портреты и этюды.М., 1963; Куприна-Иорданская М.К. Годы молодости.М., 1966; Куприна К.А. Куприн - мой отец.М., 1979; фонякова Н.Н. Куприн в Петербурге-Ленинграде.Л., 1986; Храбровицкий А.В.А.И.Куприн в 1937 году / Минувшее, вып. 5. М., 1991. --- А. Руднев ---

    КУРЕНКО    (наст. фам. Куренкова) Мария Михайловна (2.1.[по др. св. 16.3.11890, Томск 17.5.1980, Нью-Йорк) - оперная и камерная певица (лирико-колоратурное сопрано), педагог. Родилась в семье купца М.Куренкова. С детства К. приобщилась к народной песне, городским романсам. Обладая незаурядной музыкальностью и ясным чистым голосом, уже в возрасте 10 лет солировала в церковном хоре томского Центрального собора. В 1902 семья переехала в Москву. Наряду с театром у К. появилось еще одно серьезное увлечение юриспруденция. Окончив гимназию, она поступила на юридический факультет Московского университета и одновременно - в Московскую консерваторию в класс знаменитого профессора пения У.А.Мазетти, у которого прошли великолепную школу А.Нежданова, Н.Обухова, В.Барсова и др. В 1913 К. окончила консерваторию с большой серебряной медалью. После завершения образования в университете она планировала открыть юридическую контору, однако Мазетти убедил ее продолжить музыкальную карьеру, тем более, что после успешного выступления на экзамене она была приглашена фирмой "Артистотипия" в Киев для записей на пластинки. Первые 8 записей быстро разошлись, ив 1914 молодую певицу пригласили в Харьковскую оперу, где состоялся ее дебют в партии Антониды ("Жизнь за царя" М.Глинки). Успешный дебют способствовал приглашению ее в Московскую оперу С.Зимина, где вскоре она стала ведущей солисткой. --- Соревнуясь с Большим театром, артисты труппы С.Зимина вели напряженную творческую работу. Серьезную конкуренцию с ведущей солисткой Большого театра Неждановой приходилось выдерживать и К. в сложных партиях лирико-колоратурного сопрано итальянского, французского и русского репертуара. Высокую оценку строгой и авторитетной оперной критики получили ее выступления в партиях Розины ("Севильский цирюльник" Россини), Виолетты и Джильды ("Травиата" и "Риголетто" Верди), Манон и Лакме (в одноименных операх Пуччини, Массне и Делиба), Маргариты ("Фауст" Гуно) и Микаэлы ("Кармен" Визе), Филины ("Миньон" Тома) и Маргариты ("Гугеноты" Мейербера). Удивительно поэтичными в исполнении К. были образы Снегурочки и Волковы в операх Римского-Корсакова; одной из вершин сценических достижений певицы стала сложнейшая партия Марфы в опере "Царская невеста" Римского-Корсакова. Партии были настолько качественно подготовлены под руководством Мазетти, у которого К. продолжала брать уроки, что и десятилетия спустя артистка неизменно блистала в них на оперных сценах Европы и Америки. --- В Москве К. вышла замуж за известного певца-баритона Ф.Гонцова. Их дом на Тверской (ныне помещение театра им.М.Ермоловой) охотно посещали друзья - музыканты, певцы, художники, актеры и среди них - корифеи Московского Художественного театра К.Станиславский и И.Москвин, Л.Леонидов и В. Качалов. --- В годы гражданской войны К. и Гонцов выступали в многочисленных концертах-митингах, на фабриках и заводах, в рабочих клубах, выезжали порой далеко от Москвы, подвергаясь немалым опасностям (например, нападение на поезд, где ехали артисты, отрядов Махно). С возобновлением спектаклей К. продолжала успешно выступать в бывшей опере С.Зимина, выезжала на гастроли в Нижний Новгород (1917), Киев (1922), Саратов (1923), где встречала восторженный прием. "Певица Мария Куренко блестяще исполнила партию Лакме, раскрыв богатство своего голоса во всей его красоте. Без сомнения, среди колоратурных сопрано это звезда первой величины", писал саратовский корреспондент в марте 1923. "Певица является лучшим колоратурным сопрано в России. При этом у нее есть богатые возможности усовершенствовать свое искусство. Для этой певицы нет ничего невозможного ни в техническом, ни в вокальном смысле. Она поет так же легко, как и дышит". --- Проведя в 1923 часть оперного сезона в Киеве, певица вместе с мужем и сыном Вадимом (род. 1915) эмигрировала в Ригу, где они жили в течение двух лет и где она с большим успехом выступала в опере. Затем К. с семьей отправилась в большое турне по Европе - Латвия, Польша, Чехословакия, Германия, Франция - и везде ее выступления в концертных залах и на оперной сцене сопровождались бурными аплодисментами. Когда в 1926 в Париже К. подписала контракт с американской компанией "Wolfsohn Musical Bureau", она уже была всемирно известной певицей. --- Дебют К. в США состоялся в Лос-Анджелесе в 1926 ("Grand Opera Company"), где она пела партию Джильды в опере Верди "Риголетто". Видавшая виды пресса была буквально ошеломлена. "Выступление совершенно неизвестной нашей публике певицы Марии Куренко прошло с триумфом", - констатировал критик "Daily Times". С этого момента артистка из России выступала в оперных театрах и на концертной эстраде почти во всех крупных городах Америки - в Нью-Йорке, Сан-Франциско, Чикаго, Бостоне, Филадельфии, Вашингтоне. Она пела с первоклассными оркестрами, замечательными дирижерами, выдающимися певцами; выезжала на гастроли в Европу (Чехословакия, Германия, Финляндия, Швеция, Шотландия), в Индию и Канаду. О ее концерте в Торонто критик Э.Вудсон писал: "Голос Марии Куренко не поражает особой силой, но его тон кристально чистый и чарующий: каждая нота в ее исполнении имеет свой особый смысл". В другой газете о концерте в Торонто говорилось: "Певица знает все возможности человеческого голоса и владеет им, как виртуоз своим инструментом. В мире найдется всего лишь несколько певцов, которые могут исполнить Каватину Розины с такой ослепительной виртуозностью и с таким совершенным пониманием вокальных возможностей этого произведения". С успехом проходили выступления К. и в опере. Так, по поводу ее исполнения партии Маргариты в опере "фауст" Гуно "Chicago Tribune" писала: "Ее интерпретация характера Маргариты была очень убедительной и грациозной в своей безыскусной простоте. Пение г-жи Куренко было полно редкого очарования и волшебства. Ее вокальное мастерство настолько совершенно в каждой детали, что трудно сказать, что было лучшим в этом выступлении". --- Через несколько месяцев после своего приезда в Америку певица подписала контракт с радиостанцией WEAF. Она придавала большое образовательное значение этим выступлениям. Ее радио-концерты, в которых певица нередко исполняла сочинения молодых американских авторов, привлекали большое количество слушателей. Сохранилось одно из писем в радиокомпанию, где восторженный слушатель писал: "Я готов плакать! Ее последние выступления в радиопрограмме WABC - это самое замечательное, что я когда-либо слышал за свою жизнь. До конца моих дней я буду помнить "Вокализ" Рахманинова в интерпретации Марии Куренко: какой тонкий вкус, какой ритм,.,, великолепное исполнение, ничего подобного не слышал раньше!" --- Популярность К. в Америке быстро росла: только за первые 6 лет в Штатах она дала 250 концертов, выступая с самыми известными симфоническими оркестрами страны - Бостонским, Филадельфийским, Нью-Йоркским и др. И, как она позднее вспоминала, ее быстро окрестили "русский соловей". Обладая неутомимой работоспособностью, певица не сдавала позиций с годами. Во время 2-й мировой войны она много пела в воинских частях, устраивала благотворительные концерты для музыкантовветеранов. В 1942-43 певица принимала живейшее участие в организации концертов в помощь Красной армии; на вырученные средства она вместе с С.Кусевицким, С.Рахманиновым и др. представителями художественной интеллигенции посылала медикаменты для военных госпиталей в СССР. В числе немногих артистов К. была удостоена чести петь в Белом доме по приглашению президента Рузвельта. На ее концерты съезжалась вся русская Америка. Четверть века спустя о певице писали: "От НьюЙорка до Калифорнии, от Иллинойса до Флориды пресса и слушатели единодушны; в своем искусстве Мария Куренко отличается совершенством как певица, как интерпретатор и как мастер построения программ". --- Певицу связывала творческая дружба со многими деятелями культуры, волею судеб оказавшимися после революции в США, У нее не угасал интерес к развитию музыкальной культуры своей родины, К. можно было видеть на всех американских премьерах музыки С.Прокофьева и ДШостаковича, в ее концертных программах появлялись произведения Н.Мясковского и Т.Хренникова, --- В США было выпущено большое количество пластинок с записями К. Многие из них тут же становились коллекционной редкостью. В 1977 "The New York Times" писала: "Совершенно невозможно найти альбом "Романсы Рахманинова", который был напет несравненной Марией Куренко для Общества Рахманинова". Фирма "Victor" выпустила пластинки с записями 12 песен А.Гречанинова, где певице аккомпанировал сам композитор. Ее исполнение этих произведений считается одним из шедевров исполнительского искусства, что неудивительно - композитора и певицу связывала многолетняя творческая и личная дружба. Она была первой исполнительницей партии Параши в американской премьере оперы И.Стравинского "Мавра", а в дальнейшем напела на пластинку целый альбом из вокальных сочинений композитора с фортепианным сопровождением его сына - Сулимы Стравинского. Показателем высочайших художественных достоинств искусства К. является и тот факт, что интерес к ее записям с годами не угас. Многие фирмы реставрировали и выпустили на долгоиграющих пластинках некоторую часть ее репертуара от Генделя и Моцарта, Керубини и Берлиоза до Шопена и Мусоргского, Рахманинова и Прокофьева. --- Репертуар певицы действительно был огромен, он отличался серьезностью подхода и разносторонностью интересов певицы. В концерте памяти А.Пушкина, который К. провела 30,1.1937 в "Town Hall" в Нью-Йорке, она исполняла произведения, написанные на стихи поэта композиторами М.Глинкой, А.Гурилевым, А.Даргомыжским, А.Бородиным, Ц.Кюи, М.Мусоргским, Н.Римским-Корсаковым, П.Чайковским, А.Глазуновым, Гречаниновым, Рахманиновым, Н.Метнером и Стравинским. --- Никто, пожалуй, не сделал так много и столь блистательно, как К., для популяризации русской вокальной музыки в США. Не случайно именно она была приглашена петь в Карнеги Холл, когда там в 1943 отмечалось 50-летие со дня смерти Чайковского; граммофонная фирма "Columbia" пригласила ее для издания большого альбома его сочинений. Дирижер Кусевицкий однажды сказал, что К. - лучший в мире исполнитель произведений Чайковского. Искусство К. отличали высочайшая культура исполнения, исключительное мастерство владения голосом в сочетании с глубоким постижением авторского замысла, художественной правдой и убедительностью его воплощения, пристальной работой над словом и психологической выразительностью вокальной интонации.К. была одним из образованнейших художников-вокалистов своего времени. Она говорила на 6 языках, пела на 16, и всегда тщательно работала над смыслом и содержанием произведений, стремясь к музыкально-художественной выразительности незнакомой речи, --- Блестящая ученица Мазетти, К. придавала серьезное значение работе над голосом и написала ряд статей об этом ("физическая координация голоса", "Не потеряйте ваш голос", "Романсы Рахманинова" и др.). Немалую часть своей жизни певица посвятила педагогической деятельности в музыкальных колледжах Америки. По словам одной из ее учениц, Д.Корто, широко известной в США, "преподавательский талант Марии Михайловны был почти таким же блестящим, как и ее артистическое дарование". --- Портреты М.Куренко написаны М.Вербовым (1934, Нью-Йорк) и Е.Агафоновым (1936, Нью-Йорк). Архив находится в частном владении ее сына, В.Гонцова (США), частично в Библиотеке Конгресса (США) и Музее музыкальной культуры им.М.Глинки (Россия). --- Соч.: Автобиография (воспоминания) (рукоп., на англ. яз., перевод И.Либерман; ГММК им.М. И. Глинки). --- Лит.: Руденко В. Русский соловей // Голос Родины, 1991, № 6; Либерман И. Мария Куренко (рукоп.; ГММК им.М.И.Глинки); Макаев С. Русское искусство за рубежом (рукоп.; РГАЛИ); Корто Д. Моя учительница - мадам Куренко (рукоп.; ГММК им.М.И.Глинки); Руденко В. Русское музыкальное зарубежье: М.М.Куренко (рукоп.; ГММК им.М.И.Глинки). --- В. Руденко ---

На фотозаставке сайта вверху последняя резиденция митрополита Виталия (1910 – 2006) Спасо-Преображенский скит — мужской скит и духовно-административный центр РПЦЗ, расположенный в трёх милях от деревни Мансонвилль, провинция Квебек, Канада, близ границы с США.

Название сайта «Меч и Трость» благословлено последним первоиерархом РПЦЗ митрополитом Виталием>>> см. через эту ссылку.

ПОЧТА РЕДАКЦИИ от июля 2017 года: me4itrost@gmail.com Старые адреса взломаны, не действуют..