МЕЧ и ТРОСТЬ
26 Фев, 2024 г. - 19:30HOME::REVIEWS::NEWS::LINKS::TOP  

РУБРИКИ
· Богословие
· История РПЦЗ
· РПЦЗ(В)
· РосПЦ
· Апостасия
· МП в картинках
· Царский путь
· Белое Дело
· Дни нашей жизни
· Русская защита
· Литстраница

~Меню~
· Главная страница
· Администратор
· Выход
· Библиотека
· Состав РПЦЗ(В)
· Обзоры
· Новости

МЕЧ и ТРОСТЬ 2002-2005:
· АРХИВ СТАРОГО МИТ 2002-2005 годов
· ГАЛЕРЕЯ
· RSS

~Апологетика~

~Словари~
· ИСТОРИЯ Отечества
· СЛОВАРЬ биографий
· БИБЛЕЙСКИЙ словарь
· РУССКОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ

~Библиотечка~
· КЛЮЧЕВСКИЙ: Русская история
· КАРАМЗИН: История Гос. Рос-го
· КОСТОМАРОВ: Св.Владимир - Романовы
· ПЛАТОНОВ: Русская история
· ТАТИЩЕВ: История Российская
· Митр.МАКАРИЙ: История Рус. Церкви
· СОЛОВЬЕВ: История России
· ВЕРНАДСКИЙ: Древняя Русь
· Журнал ДВУГЛАВЫЙ ОРЕЛЪ 1921 год
· КОЛЕМАН: Тайны мирового правительства

~Сервисы~
· Поиск по сайту
· Статистика
· Навигация

  
Электронный словарь
Поиск      
[ А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | Й | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Ъ | Ы | Ь | Э | Ю | Я ]



    КУСЕВИЦКИЙ Сергей Александрович    (14.7.1874, Вышний Волочек, Тверской губ. 4.6.1951, Бостон) - дирижер, контрабасист, музыкальный деятель. Отец, мелкий ремесленник, передал свою любовь к музыке четырем сыновьям. Овладев трубой, Сергей вместе с братьями, игравшими на разных инструментах, выступал на свадьбах и балах, летом - на ярмарках и в городском саду. Стремление к серьезным занятием музыкой привело его осенью 1891 в Музыкально-драматическое училище Московского филармонического общества, которое он блестяще окончил в 1894 по классу контрабаса у профессора И.Рамбаусека и был приглашен на работу в оркестр Большого театра. В 1896 на выставке в Нижнем Новгороде К. дал свой первый сольный концерт, поразив слушателей виртуозной игрой. После шести лет работы в Большом театре стал концертмейстером группы контрабасов, ав 1902 ему было присвоено звание солиста императорских театров. Все это время К. много выступал и как солист-инструменталист. О степени его популярности свидетельствуют приглашения принять участие в концертах Шаляпина, Рахманинова, Збруевой, сестер Кристман. И где бы он ни выступал будь-то турне по России или концерты в Праге, Дрездене, Берлине или Лондоне - всюду его выступления вызывали фурор и сенсацию, заставляя вспомнить о феноменальных виртуозах прошлого - Д-Драгонетти и Д-Боттезини.К. исполнял не только виртуозный контрабасовый репертуар, но также сам сочинял и делал множество переложений различных пьес и даже концертов - Генделя, Моцарта, Сен-Санса. Известный русский критик В.Коломийцов писал: "Кто никогда не слыхал его игры на контрабасе, тот не может себе и представить, какие нежные и легкокрылые звуки извлекает он из столь мало, казалось бы, благодарного инструмента, обыкновенно служащего лишь массивным фундаментом оркестрового ансамбля. Только очень немногие виолончелисты и скрипачи обладают такой красотой тона и так мастерски владеют своими четырьмя струнами". --- Работа в Большом театре крайне затрудняла К. и поэтому, когда условия его жизни изменились (он женился на студентке-пианистке Филармонического училища Н.Ушковой, совладелице крупной чаеторговой фирмы), артист ушел из оркестра. Осенью 1905, выступив в защиту артистов оркестра, он писал: "Мертвящий дух полицейского бюрократизма, проникший в ту область, где, казалось, ему не должно было быть места, в область чистого искусства, обратила артистов в ремесленников, а интеллектуальную работу в подневольный труд рабов". Письмо это, опубликованное в "Русской музыкальной газете", вызвало большой общественный резонанс и вынудило дирекцию театров принять меры по улучшению материального положения артистов оркестра Большого театра. --- В 1905 молодые супруги жили в Берлине, К. продолжал выступать как контрабасист: исполнение виолончельного концерта Сен-Санса в Германии (1905), выступления с А.Гольденвейзером в Берлине и Лейпциге (1906), с Н.Метнером и А.Казадезюсом в Берлине (1907). Однако пытливого, ищущего музыканта все менее удовлетворяла концертная деятельность контрабасиста-виртуоза: как художник он давно "вырос" из скудного репертуара; его все больше начало увлекать дирижирование. Со студенческим оркестром берлинской Высшей музыкальной школы он изучал классический репертуар, посещал концерты, пользовался советами известных дирижеров К.Мука, Ф.Вейнгартнера, О.Фрида, В.Фуртвенглера, А. Никиша. --- 23.1.1908 состоялся дирижерский дебют К. с оркестром Берлинской филармонии, после чего он выступил также в Вене и Лондоне. Первые успехи окрылили молодого дирижера, и супруги окончательно решили посвятить свою жизнь миру музыки. Значительная часть большого состояния Ушковых с согласия отца - мецената-миллионера - была направлена на музыкально-просветительные цели в России. На этом поприще, помимо художественных, проявились незаурядные организаторские и административные способности К., основавшего новое "Российское музыкальное издательство" (1909), создавшего превосходный оркестр (1909), организовавшего многочисленные гастрольные поездки по городам России. Основная задача, которую ставило новое нотное издательство, - популяризация творчества молодых русских композиторов. По инициативе К. здесь впервые были опубликованы многие сочинения А.Скрябина, И. Стравинского ("Петрушка", "Весна священная"), Н.Метнера, С.Прокофьева, С.Рахманинова, Г.Катуара и мн, др. --- В уставе нового оркестра К. стремился отразить свое понимание организации творческого процесса артистов оркестра. Определялись обязанности дирекции и музыкантов, предусматривалось участие артистов оркестра в половинной сумме доходов, постоянное жалование, выплата пенсии и денежных пособий. В оркестровый коллектив из 75 музыкантов К. удалось привлечь значительные художественные силы Москвы. Оркестр К. вскоре стал одним из лучших коллективов России. Он отличался сыгранностью, творческой активностью и большой художественной отдачей. С ним не раз выступали самые выдающиеся исполнители того времени. Это пианисты - Рахманинов, А.Скрябин, А.Рубинштейн, А.Боровский, Н.Метнер, Н.Орлов, К.Игумнов, И.Добровейн, Л.Годовский, А.Гольденвейзер, скрипачи - Ф.Крейслер, М.Полякин, М.Эльман, Е.Цимбалист, Д.Крейн, Л.Цейтлин, А.Марто, певцы - А.Нежданова, Н.Обухова, Л.Со6инов, Ф.Шаляпин. С окрестром выступал К.Дебюсси, позднее - и зарубежные дирижеры А.Никиш, В.Менгельберг, Ф.Вейнгартнер, Ф.Мотль, О.Фрид. "Концерты Кусевицкого" - и само дело, и его размах - все это было ново и непривычно для России. Помимо 12 абонементных концертов в сезон как в Москве, так и в Петербурге, оркестр давал камерные и утренние концерты (по общедоступным ценам - для рабочих, служащих и студентов). И хотя содержание оркестра приносило убытки (за первые 5 лет - более 520 тыс.руб.), К. и Ушкову важны были результаты. А они были велики - в Москве и Петербурге были исполнены циклы симфонических концертов из произведений Баха и Бетховена, Чайковского и Скрябина; гастроли по городам Поволжья (1910, 1912, 1914), по Югу России (1913) знакомили слушателей не только с классикой, но и с новинками симфонической литературы. --- Одна из характерных черт творческого облика К. - обостренное чувство современности, постоянное расширение репертуарных горизонтов. Во многом именно он способствовал успеху произведений Скрябина, с которым ряд лет был в творческой дружбе. "Поэму экстаза" и Первую симфонию он исполнял в Лондоне (1909) и Берлине (1910), а в России был признан лучшим исполнителем творчества Скрябина. Кульминацией их совместной деятельности явилась премьера "Прометея" (1911). К. был также первым исполнителем Второй симфонии Р.Глиэра (1908), поэмы "Аластор" Н.Мясковского (1914). Своей широкой концертной и издательской деятельностью К. прокладывал дорогу признанию Стравинского и Прокофьева (в 1914 состоялись премьеры "Весны священной" Стравинского и Первого фортепианного концерта Прокофьева, солист - автор). --- После октябрьского переворота К. лишился почти всего - были национализированы и экспроприированы его издательство, симфонический оркестр, художественные коллекции, миллионное состояние. И все же, мечтая о будущем России, артист в условиях хаоса и разрухи продолжал стремиться к творческой созидательной работе. Находясь в плену заманчивых лозунгов "искусство в массы", созвучных и его идеалам просветительства, он участвовал в многочисленных "народных концертах" для пролетарской аудитории, учащихся, военнослужащих. Являясь видной фигурой музыкального мира, К. наряду с Метнером, Неждановой, Гольденвейзером, Ю.Энгелем участвовал в работе художественного совета при концертном подотделе музыкального отдела Наркомпроса. Входя в различные организационные комиссии, он был одним из инициаторов многих культурно-просветительных начинаний (в том числе по проведению реформы музыкального образования, по авторскому праву, по организации государственного нотного издательства, созданию Государственного симфонического оркестра и др.). Он возглавлял оркестр Московского профсоюза музыкантов, созданный из оставшихся артистов его бывшего оркестра, а затем был направлен в Петроград возглавить Государственный (быв. Придворный) симфонический оркестр и бывшую Мариинскую оперу. --- Свой отъезд за рубеж в 1920 К. мотивировал желанием наладить работу зарубежного филиала своего издательства. К тому же необходимо было вести дела и управлять капиталом семьи Ушковых-Кусевицких, оставшимся в зарубежных банках. Устроив дела в Берлине, К. вернулся к активному творчеству. В 1921 в Париже он вновь создал оркестр, общество "Симфонические концерты Кусевицкого", продолжил издательскую деятельность. В "GrandОрбга" начались ежегодные весенние циклы концертов дирижера. Он исполнял русскую классическую музыку, произведения современных композиторов России и Франции. Впервые в "Концертах Кусевицкого" прозвучали в оркестровке М.Равеля "Картинки с выставки" М.Мусоргского, "Сарабанда и танец" Дебюсси: с именем дирижера связаны премьеры произведений А.0неггера "Пасифик 231" (1924), Стравинского - Фортепианный концерт (1924). Особенно часто звучали у К. музыка Прокофьева, с которым дирижер поддерживал дружеские контакты с 1913, Одна за другой следовали премьеры "Скифской сюиты" (29.4.1921), Третьего фортепианного концерта (1922, впервые в Париже, солист - автор), Первого скрипичного концерта (1923, солист - МДарье), кантаты ("Семеро их", 1924), Второй симфонии (1925). С успехом прошли выступления дирижера в Лондоне, Манчестере, Эдинбурге, Берлине, Риме, Мадриде, Лиссабоне, Барселоне.К. не ограничивался только концертной эстрадой. В 1921 он принял участие в постановке опер Мусоргского "Борис Годунов" и "Хованщина" в "Grand-Opera", в сезоне 1922/23 дирижировал "Борисом Годуновым" в Барселоне, ав 1928 в "Grand-Орбга" под управлением К. состоялась премьера пятиактной оперы Прокофьева "Огненный ангел". --- В 1924 К. получил приглашение занять пост главного дирижера Бостонского симфонического оркестра (США). С приходом К. мастерство этого коллектива стало быстро расти и вскоре Бостонский симфонический стал ведущим коллективом сначала Америки, а затем и всего мира. Выдающиеся художественные достижения оркестра в "эру Кусевицкого" объяснялись необычайной требовательностью русского дирижера к себе и окружающим, его профессиональным мастерством и особым организаторским талантом. Относясь с большим уважением к артистам, К. вместе с тем был их подлинным воспитателем, чрезвычайно строгим и требовательным в вопросах исполнительского мастерства. Ему удалось создать исключительно спаянный коллектив, где каждый музыкант был соучастником в творчестве дирижера. Переселившись на постоянное жительство в Америку, К. не порывал связей с Европой. До 1930 продолжались ежегодные весенние концертные сезоны К. в Париже, ав 1935 он дирижировал серией концертов с оркестром БиБи-Си в лондонском Куин-холле. --- Многочисленные записи в известной степени позволяют представить богатый художественный мир дирижера. Его отличают подлинныи художественный размах, отчетливость художественных намерений и их идеальное исполнительское воплощение, искренняя увлеченность, непосредственность и яркий темперамент в передаче характера музыкального произведения. Современники называли К. "великим художником колорита"; его интерпретациям известных партитур свойственны живописность и блеск звучания, тембровое чутье, тончайшая отделка деталей, исключительная художественная интуиция и чувство меры в пластичных нетрадиционных изгибах звуковой материи, экспрессивность выражения и умение передать пульс своего времени. И, наконец, всюду характерная для русской школы кантилена как основа художественной выразительности. У К. все пело, придавая звучанию Бостонского оркестра характерный неповторимый колорит.К. по праву считался "чемпионом исполнения современной музыки". В России, наряду с программами, посвященными Скрябину, Рахманинову, Стравинскому, Прокофьеву, он широко исполнял произведения Дебюсси, Равеля, Рихарда Штрауса, Малера, Регера, Сибелиуса. Во Франции одновременно с сочинениями молодых французских композиторов он пропагандировал американскую музыку. В Америке, помимо симфоний Прокофьева и Шостаковича (премьера Седьмой симфонии - 1942; Девятой - 1946), К. явился первым исполнителем "Симфонии псалмов" Стравинского, симфоний Онеггера и Русселя, "Турангалилы" Мессиана и многих сочинений американских авторов С.Барбера, Л.Бернстайна, Э.Блоха, А.Копленда, В.Пистона, Х.Хансона, Р.Харриса, Э.Б.Хилла, У.Шумана и др. Подобно тому, как в России К. помогал Прокофьему и Стравинскому, во Франции и в Америке он всячески стремился стимулировать творчество крупнейших музыкантов современности. Так, например, к 50-летию Бостонского симфонического оркестра, которое отмечалось в 1931, по специальному заказу К. были созданы произведения Стравинского, Хиндемита, Онеггера, Прокофьева, Русселя, Равеля, Копленда, Гершвина. В 1942, вскоре после кончины жены, в ее память дирижер основал Музыкальную ассоциацию (издательство) и Фонд им.К. Благодаря Фонду К. появились произведения Барбера, Бартока, Л.Берио, Бернстайна, Бриттена, Даллапикколы, Копленда, Кшенека, Менотти, Мессиана, Мийо, Ноно, Онеггера, Пуленка, Русселя, Стравинского, фосса, Шёнберга, Шмитта и др. авторов. --- Еще в России К. проявил себя как крупный музыкально-общественный деятель и талантливый организатор. Само перечисление его начинаний может заставить усомниться в возможности осуществить все это силами одного человека. Причем каждое из этих начинаний оставило глубокий след в музыкальной культуре России, Франции, Соединенных Штатов. Особо следует подчеркнуть, что все идеи и планы, реализованные К. в течение жизни, зародились у него в России. Так, в 1911 К. задумал основать в Москве Академию музыки. Но эту идею удалось осуществить лишь в США 30 лет спустя. Он основал Беркширский музыкальный центр, который стал своего рода музыкальной Меккой Америки. С 1938 постоянно проводится летний фестиваль в Тэнглвуде (графство Леннокс, шт. Массачусетс), куда съезжается до 100 тысяч человек. В 1940 К. основал в Беркшире Тэнглвудскую школу подготовки к выступлениям, где вел со своим помощником, А.Коплендом, класс дирижирования. К работе были привлечены также Хиндемит, Онеггер, Мессиан, Даллапикколо, Б.Мартину. Для молодых музыкантов и, в особенности, для дирижеров занятия здесь стали неоценимой школой совершенствования своего мастерства (среди учеников К. - Бернстайн и др.), --- Во время 2-й мировой войны К. возглавил сбор средств в помощь Красной армии, став председателем Комитета помощи России в войне, был президентом музыкальной секции Национального совета Американо-советской дружбы, а в 1946 занял пост председателя Американо-советского музыкального общества. В 1943 дирижер планировал приехать на гастроли во главе Бостонского оркестра в СССР, но помешали условия военного времени. --- Отмечая заслуги К. в музыкально-общественной деятельности Франции в 1920-24, французское правительство наградило его орденом Почетного легиона (1925), В США многие университеты присвоили ему почетное звание профессора (Брауна, 1926; Руджерса, 1937; Иельский, 1938,'Ручестер, 1940;Вильямс-колледж, 1943,'Бостонский, 1945): а Гарвардский (в 1929) и Принстонский (в 1947) университеты - почетную степень доктора искусств, --- Неиссякаемость энергии К. поражала многих близко общавшихся с ним музыкантов, В возрасте 70 лет (март 1945) он за 10 дней дал 9 концертов, Передав художественное руководство Бостонским оркестром Ш.Мюншу (1949), К. в 1950 совершил большую гастрольную поездку в Рио-де-Жанейро, по городам Европы, а возвратившись в Америку, продолжал неоднократно выступать как дирижер. Знаменательно, что в своем последнем концерте в Сан-Франциско 26.2.1951 К. дирижировал Четвертой симфонией Чайковского и Пятой Прокофьева, как бы прощаясь со своей далекой родиной. --- Яркий портрет дирижера оставил близко общавшийся с ним русский виолончелист Г.Пятигорский: "Там, где пребывал Сергей Александрович Кусевицкий, законов не существовало, Все, что препятствовало выполнению его замыслов, сметалось с дороги и становилось бессильным перед его сокрушающей волей к созданию музыкальных монументов... Его энтузиазм и безошибочная интуиция прокладывали путь молодежи, ободряли опытных мастеров, нуждающихся в этом, воспламеняли публику, которая, в свою очередь, вдохновляла его к дальнейшему творчеству... Его видели в ярости и в нежном настроении, в порыве энтузиазма, счастливым, в слезах, но никто не видел его равнодушным. Все вокруг него казалось возвышенным и значительным, каждый его день превращался в праздник. Общение было для него постоянной, жгучей потребностью. Каждое исполнение - фактом исключительно важным. Он обладал магическим даром преображать даже пустяк в настоятельную необходимость, потому что в вопросах искусства для него пустяков не существовало". --- В. Руденко. ---

    КУСКОВА Екатерина Дмитриевна    (урожд. Есипова, по 1-му мужу Ювеналиева) (1869, Уфа - 1958, Женева) - общественный и политический деятель, публицист, мемуарист. Из семьи учителя словесности, затем акцизного чиновника и малограмотной татарки. В возрасте 15 лет, обучаясь в последнем классе саратовской женской гимназии, осталась без родителей (отец застрелился, мать умерла от туберкулеза). Чтобы обеспечить существование себе и младшей сестре, К. заняла место матери по заведыванию богадельней; участвовала в различных кружках самообразования, формально за пропуск большого числа уроков, в действительности же за "возмутительный" характер сочинения на тему пушкинского стихотворения "Поэт и чернь" исключена из гимназии. В 1885 окончила гимназию вместе со своими одноклассницами, сдав экзамены экстерном и получив аттестат с отличием. Осенью 1885 вышла замуж за своего гимназического учителя физики И.Ювеналиева, в прошлом - участника одного из народнических кружков начала 1880-х. Вместе с мужем организовала у себя "домашний университет", слушательницами которого были гимназистки старших классов и окончившие гимназию девушки (ок. 15 чел.); помимо углубленного изучения математики, физики, химии, истории, предметами чтения и споров были произведения писателей-народников Н.Златовратского, Г.Успенского, статьи Н.Михайловского, сатиры М.Салтыкова-Щедрина и др., материалы журналов "Вестник Европы" и "Отечественные записки". Вскоре Ювеналиев скончался от чахотки, а в 1890 от дифтерита умер младший сын К. Осенью того же года К. стала слушательницей акушерских курсов при воспитательном доме в Москве, входила в студенческий кружок "самообразования", где изучалась философия (Кант, Гегель, Спенсер и др.), слушала лекции историка В.Ключевского в Московском университете, оказывала содействие в распространении нелегальной литературы, издаваемой народническим кружком писателя Н.Астырева. На лето 1891 вернулась в Саратов, где участвовала в собраниях радикальной интеллигенции, составившей ядро организации "Народное право", познакомилась с М.Натансоном и В.Черновым. По воспоминаниям К., она дебютировала как публицист в газете "Саратовский вестник" (публикации не выявлены). Закончив фельдшерские курсы, вступила в санитарный отряд по борьбе с холерой. Встреча К. с разъяренной толпой во время холерного бунта, чуть не стоившая ей жизни, стала одним из решающих факторов в ее политическом самоопределении: для нее стали предпочтительными задачи культурного и политического воспитания народа, его организация, и, следовательно, реформистский путь преобразования общества. --- Вскоре за причастность к кружку Астырева выслана в Пензу, а оттуда - в Москву: месяц провела в тюрьме и 3 года - под гласным надзором полиции. Весной 1894, чтобы вызволить из тюрьмы члена "Народного права" студента-юриста П.Кускова, державшего многодневную голодовку и дошедшего до полного истощения, вступила с ним в фиктивный брак; летом выслана в Нижний Новгород, где близко познакомилась с В.Короленко, Н.Анненским и М.Горьким, вела пропаганду среди сормовских рабочих. В этот период она с позиций народничества перешла на позиции марксизма. В конце 1895, отбыв срок высылки, вернулась в Москву, стала женой С.Прокоповача и вместе с ним в феврале 1896 выехала за границу для лечения обострившегося туберкулеза и для установления связей с группой "Освобождение труда"; сблизилась с Плехановым, прослушала курс социальных наук в Брюссельском университете. В 1897-98 в Берлине по рекомендации Плеханова К. и Прокопович вошли в местную группу Союза русских социал-демократов, однако, ближе познакомившись с программой Союза, выступили с ее критикой. --- В 1899 вернулась в Россию, пыталась пропагандировать свои взгляды среди петербургских социал-демократов и рабочих. Чтобы ознакомить со своей позицией узкий круг единомышленников, К. кратко изложила ее письменно, так появилось "Credo", не предназначавшееся для печати; однако А.Ульянова-Елизарова переслала один из списков "Credo" В.Ленину в Шушенское, который опубликовал его, сопроводив резкой критикой.К. считала, что российские условия требовали иного, чем западный, марксизма. В России, еще не пережившей свою буржуазную революцию, непосредственная проповедь социализма, по К., была преждевременна, даже вредна, т.к. ослабляла энергию борьбы за политическое освобождение, которую российские социал-демократы должны были вести вместе с либералами, помогая одновременно пролетариату вести экономическую борьбу. Особенно возмутительным для ортодоксальных русских марксистов было мнение К. о том, что российскому пролетариату пока не нужна самостоятельная политическая партия. Заклейменные представителями этого течения российской социал-демократии как "бернштейнианцы", "предатели рабочего движения", "экономисты", К. и ее единомышленники организационно порвали с российской социал-демократией. --- С начала 1900-х энергично включилась в "освобожденческое" движение, участвовала в доставке из-за границы и распространении в России журнала "Освобождение". С осени 1904 один из редакторов легальной освобожденческой газеты "Наша жизнь". В 1905 в числе активных организаторов и руководителей Союза Союзов. На учредительном съезде конституционно-демократической партии в октябре 1905 избрана в ЦК, однако из-за программных и тактических разногласий отказалась войти в партию. С января по май 1906 - издательница, один из редакторов и постоянных сотрудников политического еженедельника "Без заглавия", автор программной статьи "Ответ на вопрос - кто мы?" (№ 3), выступала против тактики бойкота 1-й и 2-й Государственной думы, за блок всех левых сил, включая кадетов. В 1906-7 сотрудничала в газете "Товарищ"; с 1908 - в газете "Русские ведомости". В послереволюционный период вместе с мужем занималась вопросами кооперативного движения, пыталась возродить "освобожденческое" движение. В 1911 участвовала в переговорах, проходивших по инициативе Горького о создании журнала, способного объединить широкие демократические силы общества. В 1912-14 сотрудничала в журнале "Современник", опубликовала в нем большие статьи: "Во что верить?" (1912, № 5), призывавшую интеллигенцию помогать культурному росту народа, его организации, что должно, по К" предохранить его от экстремистских увлечений, и "Усложнение целей" (1913, № 9), в которой выступила с призывом преодолеть раскол в рабочем и социалдемократическом движении и др. --- В годы 1-й мировой войны занимала "оборонческую" позицию. В 19~15 участвовала в неоднократных попытках создать печатный орган, подобный закрытому "Современнику"; по свидетельству Н.Бердяева, "Е.Кускова и С.Прокопович были в центре" закрытых общественных собраний, происходивших в Москве перед февралем 1917. По некоторым данным К. была членом женской масонской ложи ив 1916 на ее московской квартире собирались масоны (на одном из таких собраний в апреле 1916 был намечен состав будущего Временного правительства). В 1917 К. поддерживала Временное правительство; в августе на Демократическом совещании в Москве представителями кооперации К. была избрана в т.н. Предпарламент, на заседаниях которого заявляла, что проводить социально-революционные преобразования "во всем их объеме во время войны есть преступление", призывала к обороне государства. После Октябрьской революции жила в Москве, издавала газету "Власть народа", бывшую одним из центров оппозиции большевикам. В период гражданской войны стояла на платформе "третьей силы", выступавшей против диктатуры и большевиков, и белых. Входила в руководство "Лиги спасения детей", созданной по инициативе В.Короленко, член Совета Политического Красного Креста. --- В 1921 одна из организаторов и руководителей Комитета помощи голодающим. За попытку установить контакт с зарубежьем Комитет был разогнан, К., Прокопович и Н.Кишкин арестованы и приговорены к смертной казни, от которой их спасло заступничество Г.Гувера и Ф.Нансена.К. и Прокопович, отправленные в ссылку на Север, в 1922 были доставлены в Москву и высланы за границу. Первоначально жила в Берлине, была избрана председателем Политического Красного Креста, затем переехала в Прагу. В 1939, после оккупации Чехословакии немецкими войсками, перебралась в Женеву, где прожила оставшуюся жизнь. Сотрудничала в газетах "Последние новости", "Дни", "Новое слово" и др., а также в журналах "Современные записки", "Воля России", "Новый журнал", играла активную роль в политической жизни эмиграции, ее квартира в Праге была "политическим салоном", Вместе с П. Милюковым вела переговоры по созданию т.н. Республиканско-Демократического центра. Устные и письменные выступления К. по вопросам тактики эмиграции по отношению к Советской России были предметом острых дискуссий, В 1922-26 резко критиковала планы новых военных походов против Советской России, призывала "засыпать ров гражданской войны", считала, что в условиях нэпа в России можно действовать, не отрекаясь от своих взглядов и не приспосабливаясь к большевистскому режиму, а потому усилия должны быть направлены на поиски мирного, но достойного пути возвращения на родину. Позиция К. не нашла поддержки у подавляющего большинства близких ей политических деятелей. Против нее выступили Милюков, Н.Авксентьев, А.Керенский, М.Алданов. Установление режима личной власти Сталина, насильственные формы коллективизации и индустриализации, разгул политических репрессий вынудили К. отказаться от надежд на демократическую трансформацию большевизма, на возможность примирения с ним. В годы Великой Отечественной войны симпатии К. находились безоговорочно на стороне России, а героизм русского народа и его победа над фашизмом вновь возродили у К. прежние надежды на возможность возвращения в Россию. --- Соч.: Русский голод // СЗ, 1924, № 22; Открытки (из тетради воспоминаний) // СЗ, 1925, № 25; Об утопиях, реальностях и загадках; Деревня при НЭПе // Там же, № 26; Месяц "соглашательства" // Воля России, 1928, № 3-5; Из прошлого и современности // Там же, 1929, № 1, 3; Куда мы движемся? (О "востоках" и Западе) // Там же, № 8-9; Беспризорная Русь // СЗ, 1929, № 40; Крен налево // СЗ, 1930. № 44; Скачок в неизвестное // СЗ, 1931, № 47; Инициатива действий // Новый Град. 1933, № 6; В поисках права и справедливости // Рус. записки, 1938, № 8-9; Давно минувшее // НЖ, 1955, № 43; 1956, № 44, 45, 47; 1958. № 48-51, 54. --- Лит.: Аронсон Г.Е.Д. Кускова, Портрет общественного деятеля // НЖ, 1954, № 37; Карпович М.Е.Д.Кускова (1869-1958) // НЖ, 1959, № 56. --- Арх.: ГАРФ, ф.5865; ф.579, оп.5, Д.210 (письма П.Н.Милюкову); ф.5778, оп.1, д.333-335 (письма В.А.Розенбергу); ф.5912, оп.1, д. 72 (письма П.Б.Струве); РГБ, ф.358, к.246, д.17 (письма Н.А.Рубакину). Гуверовский институт войны, революции и мира, ф.421, ф.712; Колумбийский университет - архив Бахметьева, ф.499, ф.667, ф.676; Гуманитарный исследовательский центр университета штата Техас, ф.5. --- Н. Ерофеев ---

    КШЕСИНСКАЯ    (Кржесинская) Матильда (Мария) Феликсовна (19.8.1872, Лигово, пригород Петербурга - 6.12.1971, Париж) танцовщица и педагог. Из потомственной семьи польских артистов в нескольких поколениях. Отец - Ф.И.Кшесинский, известный характерный танцовщик, мать - танцовщица Ю.С.Деминская. Притязания на принадлежность к роду польского графа Красинского архивными изысканиями не подтверждены. Первые уроки танца получила дома. Вслед за старшими сестрой и братом была принята в Петербургское театральное училище, где обучалась в качестве приходящей ученицы с 1880 по 1890 у педагогов Л.Иванова, Е.Вазем, Х.Иогансона. В классе последнего К. продолжала заниматься, уже служа в Мариинском театре; именно ему она была более всего благодарна за свои успехи в танцевальном искусстве. В дальнейшем занималась также с Э.Чекетти. Творческая личность К. складывалась в годы расцвета академического балета, в состязании со знаменитыми итальянскими виртуозками. Актерская выразительность итальянской гастролерши В.Цукки, с искусством которой К. познакомилась в 1886, поразила воображение воспитанницы, перевернула ее представление о балете. Желание сделать танец понятным и осмысленным сопровождало К. всю жизнь. На выпуске К. танцевала с одноклассником С.Рахмановым вставное pas de deux из "Тщетной предосторожности" на музыку итальянской песни "Stella Confidenta", взятое из репертуара Цукки. Этим же pas de deux она дебютировала 22.4.1890 на Мариинской сцене, исполнив его с Н.Легатом. В труппу была зачислена корифейкой как К. 2-я: ее старшая сестра Юлия - Кшесинская 1-я, уже служила в театре в кордебалете. --- Параллельно с творческой началась другая, не менее важная в ее жизни, светская карьера. Знакомство с наследником, будущим императором Николаем II, ознаменовало начало биографии наложницы. Знакомство произошло по инициативе Александра III на торжественном ужине в честь выпускного спектакля, и лишь вступление в брак Николая II положило в дальнейшем конец их любовным отношениям. Покровительство между тем продолжалось. Это помогло К. занять особое место в театральной иерархии. Могущество ее со временем стало почти безграничным: она сама назначала, какие спектакли ей танцевать, а столкновение с нею директора императорских театров князя С.Волконского обернулось для него отставкой. --- Привилегированное положение К. способствовало театральной карьере, но не только оно служило причиной быстрого продвижения по служебной лестнице.К. обладала и несомненным талантом, и умом, и редким практицизмом, и огромной волей. Невысокого роста, темноволосая, с мелкими чертами лица, пусть не отличающегося красотой, зато притягательного решительностью и надменным вызовом, с тонкой талией и грубовато мускулистыми ногами, она своей целеустремленностью и цельностью была особенно привлекательна для людей нерешительных, лишенных внутреннего стержня. Пикантность, шарм, безупречные манеры придавали ей специфическое обаяние, затушевывали циничность намерений, Благодаря деловитости и организованности ей удавалось распределять время между светскими удовольствиями и жесткими требованиями профессии, быть, когда нужно, в форме, зорко следить за соперницами, поддерживать отношения с влиятельными критиками и, достигнув первенства, отстаивать его всеми доступными ей средствами, в том числе и профессиональным совершенствованием. --- В первый же сезон службы в театре она получила сольные партии, среди них были фея Кандид и Красная шапочка в "Спящей красавице" П.Чайковского. Первой балеринской партией для К. стала героиня балета М.Петипа "Калькабрино" на музыку Л.Минкуса, появлявшаяся сначала в облике простодушной деревенской девушки, а затем в образе темпераментной волшебницы, посланницы ада (1.1 1.1891). Особенно удачным оказался следующий дебют. Партия Авроры в "Спящей красавице" Чайковского-Петипа (17.1,1893) стала одной из вершин ее исполнительского искусства. Смелость, виртуозность, отчетливость ее инструментального танца, позднее названного "колоратурным", передавали нарядную торжественность хореографических композиций. Правда, поэтическая глубина образа оставалась за пределами возможностей балерины. Вскоре ее репертуар пополнился партиями феи Драже в "Щелкунчике" Чайковского (25.4.1893) и Пахиты (2.2.1894), Приезд П.Леньяни, поразившей публику новым качеством виртуозного классического танца, отодвинул производство К. в ранг балерины. Оставалось перенимать достижения соперницы; вслед за Леньяни К. исполнила Сванильду в "Коппелии" Л.Делиба (25.4.1894). Первым спектаклем, поставленным Петипа специально для К., стал одноактный балет "Пробуждение Флоры" Р.Дриго (28.7.1894). Длительный траур по Александру III привел к свертыванию театральной деятельности в сезоне 1894/95. Компенсируя отсутствие спектаклей, К. согласилась на гастроли в Монте-Карло (февр. 1895). В составе труппы были ее брат Феликс, а также О.Преображенская, А.Бекефи, Г.Кякшт, Сенсацией стало выступление К. с братом в мазурке, В апреле того же года она с неменьшим успехом гастролировала с отцом в Варшаве. --- Переломным в карьере К. стал сезон 1895/96. Казалось, готовы были рухнуть все надежды на будущее. Готовящиеся женитьба наследника и коронационные торжества не только означали разрыв близких отношений, но делали положение отставленной наложницы двусмысленным, лишали всех привычных удобств и преимуществ. В ознаменование предстоящих торжеств силами петербургской и московской трупп Петипа ставил балет "Жемчужина" Р.Дриго, участие в котором К. сочли бестактным по отношению к молодой императрице. Но К. была не из тех, кто мирится с положением: мобилизовав всю свою энергию, волю, связи, она добилась невозможного включения себя в уже поставленный, целиком завершенный спектакль. Композитору пришлось спешно писать для нее музыку, хореографу - сочинять pas de deux Желтой жемчужины. Участие в этой премьере, состоявшейся в Москве 23.5.1896, означало для К. реставрацию ее прежнего привилегированного положения. Первые партии посыпались одна за другой. То были Лиза в "Тщетной предосторожности", Млада в возобновленном одноименном балете Петипа. Правда, роль Венеры в "Синей бороде" П.Шенка была второй - Изору, героиню, исполняла Леньяни; роль Терезы в "Привале кавалерии" И.Армсгеймера (сцен. Петипа) была получена после итальянки, станцевавшей премьеру. Состязание продолжалось, но талант К. набирал силу, участие ее в репертуаре было заметным и желанным. Возведение в ранг балерины состоялось 1,1 1,1896, Реестр побед множился, правда, пока над соотечественницами: так, в возобновлении "Царя Кандавла" Ц. Пуни (9.2.1897) успех К. в pas de Diane в немалой степени способствовал провалу московской гастролерши Л.Нелидовой, исполнившей центральную партию. Однако Леньяни, несомненно, лидировала - ей доставались главные роли в шедеврах Петипа, в том числе в "Лебедином озере" Чайковского и "Раймонде" А.Глазунова. К. тоже расширяла свой репертуар, но чаще за счет возобновлений. Так, она получила роль Эсмеральды в одноименном балете Пуни (1899), ставшую ее лучшим созданием. Это уже было законченное произведение большого мастера, в известном смысле подводившее итог поискам в сфере исполнительства завершавшегося XIX в. --- К. являла собой тот тип танцовщицы, который идеально воплощал эстетику балетного спектакля Петипа, Ее Эсмеральда была трогательна, захватывала контрастной сменой чувств, убеждала картинной выверенностью поз, сохраняя при этом парадный блеск роскоши нарядов и столь же ослепительных танцев. В каждой из сфер - и в актерской, и в танцевальной - К. была великолепна, но и то, и другое существовало часто обособленно, не пересекаясь. Переход от пантомимной игры к танцу освежал восприятие, но превращал спектакль в изысканно-причудливую мозаику театральных сцен и концертных арий. Гений Петипа и талант К. здесь смыкались, оба в абстрагированных формах своего искусства запечатлевали особый образ мира идеальных, но умозрительно вычисленных пропорций, Созданные этим миром ценности являли картину устойчивости и стабильности. Все это надвигающийся XX в. подвергнет сомнению, а то и безжалостно сомнет. Торжество искусства К. было впечатляющим, но кратким. Ее танец подчинял победной риторикой, мастерской отделкой, даже темпераментом, но был лишен прозрений. Этот танец не будоражил и не звал - только восхищал и обязывал ему поклоняться. --- Отточенное мастерство помогало со временем достигнуть совершенства и в ранее полученных ролях - например, в Аспиччии ("Дочь Фараона" Пуни, дебют в 1898). Ее исполнение и здесь было признано в дальнейшем эталонным. Партнером по спектаклю был отец, исполнявший роль нубийского царя со дня премьеры. Условный балетный Египет давал возможность проявить искусство благородного патетического жеста, которое переняла балерина у своего отца: вместе они составили весьма гармоничный ансамбль. К числу несомненных удач относилась также ее Фенелла в опере-балете "Немая из Портичи". И все же не состязание талантов обеспечило К. победу в противоборстве с Леньяни. В разделе новых ролей каждая из них в 1900 получила по премьере в одноактных балетах А.Глазунова. Более выигрышную получила К. Партия Колоса во "Временах года" (7 февр., Эрмитажный театр: 13 февр., Мариинский театр) представляла блестящие возможности продемонстрировать талант классической балерины во всем его великолепии. Оба балета ставил Петипа, превосходно знавший достоинства обеих исполнительниц. Но после смены директора императорских театров И.Всеволожского в 1898 хореограф утратил мощную поддержку, былое влияние и потому, спасая положение, решил подыграть К. в надежде на ее заступничество. Началась эра безраздельного владычества К. Отныне премьеры балетов Петипа танцевала исключительно она даже тогда, когда роль ей явно не подходила, как было с Коломбиной в "Арлекинаде" РДриго (10.2.1900, Эрмитажный театр; 13.2.1900, Мариинский театр). Контракт с Леньяни не возобновили, и та покинула петербургскую сцену. --- В XX в.К. вступила единоправной хозяйкой мариинского балета. Победу ознаменовали бенефисом в честь 10-летия сценической деятельности. Некоторые спектакли стали ее собственностью и никем другим исполняться не могли - к ним принадлежали "Эсмеральда" и "Тщетная предосторожность". Репертуар пополнялся за счет балетов, ранее исполнявшихся Леньяни: "Лебединое озеро", "Конек-Горбунок" Пуни, "Камарго" Л.Минкуса. Иные, опробованные, не приходились К. по вкусу - к ним относилась "Баядерка" Минкуса (3.12.1900, возобновление). В премьере балета А.Горского "Дон Кихот" на музыку Минкуса (20.1.1902) К. исполнила роль Китри. Участие в спектакле, ставившем под сомнение не только хореографию, но и эстетику оригинала Петипа, в определенном смысле было изменой старому мастеру. Вместе с тем отойти от уже выработанных исполнительских приемов К. не могла и парадоксальным образом в спектакль новых ориентаций вносила черты дорогого ей академизма, усиливая эклектику постановки. --- Отставка Петипа в 1903 вроде бы открывала дорогу новым тенденциям на сцене императорских театров. На деле же борьба консервативного и преобразующего начал оказалась длительной и сложной. Трагедия К. как художника заключалась в том, что, достигнув вершины, она исчерпала себя. Началась вторая половина творческой жизни, состоявшая из безуспешных попыток приспособиться к новому в искусстве. В последнем ей весьма способствовал Н.Легат, к традиционному мышлению которого она тяготела; на его уроках и репетициях старательно оттачивала мастерство, часто выступала с ним как с партнером. Поддержка К., несомненно, способствовала тому, что Легат утвердился в качестве преемника Петипа. --- В светской карьере К. по-прежнему преуспевала. Ее опекал великий князь Сергей Михайлович. Император поручил ему в затруднительных ситуациях обращаться незамедлительно и продолжал выполнять любую прихоть бывшей возлюбленной, Знакомство с великим князем Андреем Владимировичем переросло в длительную и прочную привязанность. Брак был впоследствии юридически оформлен (30.1.1921). 18.6.1902 у них родился сын Владимир. Первой премьерой после вынужденного перерыва была "Фея кукол" Й.Байера в постановке С. и Н.Легат (16.2.1903) с К. в заглавной роли. К числу капризов и вместе с тем тщательно продуманных ходов относился "прощальный бенефис", данный 4.2.1904: шли два акта "Тщетной предосторожности" и 2-я картина "Лебединого озера". К. получила еще большую свободу, перейдя на положение гастролерши: отход от дел был видимым, вся полнота реальной власти оставалась в ее руках. Вместе с тем постоянное стремление увеличить поспектакльный гонорар не столько укрепляло ее материальное положение, сколько тешило тщеславие. 23.11.1904 К. было присвоено звание заслуженной артистки. Сотрудничество с Н.Легатом дало наиболее впечатляющий результат в "Талисмане" Р.Дриго, в котором балерина исполнила роль Нирити (21.2,1910). Здесь хореограф и исполнительница объединили свои усилия для утверждения могущества классического танца и его традиционных форм, В coda 4-й картины блистательное мастерство и темперамент К. неизменно приводили публику в экстаз: зрители требовали многократного бисирования. Оно стало столь привычным, что превратилось в знак самодовольного торжества этуали и было пародировано позднее М. Фокиным в "Петрушке" партией Уличной танцовщицы. Объективно же танец К. был весомым аргументом в споре старого и нового и вопреки всему являл непреходящие ценности искусства предшествующих эпох. Однако успех новаторов интриговал К. Отношения с Фокиным неоднократно менялись: хозяйка петербургской сцены то активно противостояла ему, то готова была пойти на компромиссы. Хореограф предложил ей исполнить заглавную роль в "Эвнике" А.Щербачева (10.2.1907), но К. не могла смириться с успехом А.Павловой-Актеи, превосходившим ее собственный, и в дальнейшем от спектакля отказалась. Не удовлетворила ее и роль Армиды в "Павильоне Армиды" Н.Черепнчна: прекратив репетиции незадолго до премьеры, К. едва не сорвала ее. --- За рубежом с искусством К. были довольно хорошо знакомы по гастролям. В мае 1908 она вместе с Н.Легатом выступала в парижской "Grand-Opera" в балетах "Коппелия", "Корриган" и спектакле, устроенном газетой "Фигаро". Весной следующего года гастроли повторились с возросшим успехом. Этому способствовал повышенный интерес к русскому балету, вызванный дягилевскими сезонами. От приглашения С.Дягилева принять участие в его начинании К. поначалу отказалась, т.к. понимала, что не она будет главной фигурой в намеченном репертуаре. В 1911 мэтр создал постоянно действующую труппу, которая должна была выступать в ряде европейских столиц, включая Петербург. В этих условиях поддержка К. была необходима, тем более, что Дягилев хотел купить у дирекции императорских театров декорации к "Лебединому озеру". Выступление К. в pas de deux из последнего акта "Спящей красавицы", в сокращенном "Лебедином озере" и "Карнавале" дополнило лондонский сезон: партнером ее везде был В.Нижинский. В следующем году сотрудничество с Дягилевым продолжилось: в феврале 1912 К. танцевала в его антрепризе в Вене, в марте - в Монте-Карло. Теперь ее репертуар пополнился "Видением розы" К.М.Вебера. "Лебединое озеро" было единственной премьерой К. у Дягилева; исполнялись 2-я и 3-я картины балета. В сцене на балу К. танцевала вставную вариацию на музыку А.Кадлеца и имела в ней очень большой успех, обычно бисируя ее. Виртуозное мастерство К., представлявшей достижения века минувшего, в то же время выгодно оттеняло новое в искусстве А.Павловой, Т.Карсавиной, В.Нижинского и вполне вписывалось в собранный Дягилевым роскошный букет неповторимых актерских индивидуальностей. --- Эпизоды острейшей вражды с Фокиным и Дягилевым перемежались краткими периодами перемирий. Так, в свой бенефис в честь 20-летия сценической деятельности К. включила фокинскую "Шопениану" (13.2.1911), а затем добилась того, что исполнила ее с автором (11.12.1911). Балет "Бабочки" на музыку Р.Шумана Фокин поставил для нее и себя (10,3.1912), но открытием не стала ни хореография, ни исполнение. Разрыв с Дягилевым и 1-я мировая война ограничили сферу деятельности хореографа Мариинским театром. Ориентация на К. становилась неизбежной. Для нее Фокин поставил сентиментальный "Эрос" на музыку Струнной серенады Чайковского (с П.Владимировым, 28.1 1.1915), Pas classique на музыку Ш.Берио (с ним же, 9.1.1916), сюиту "Русские песни" А.Лядова (12.1.1916), Rondo capriccioso К.Сен-Санса (вставной номер в "Арлекиниаду" Петипа, март 1916). Притязания К. с годами не уменьшались. Вседозволенность оборачивалась утратой трезвого отношения к своим возможностям. 17.4.1916 она впервые исполнила Жизель, но ни возраст ее, ни лишенный поэтической одухотворенности и романтической растушеванности танец не содействовали успеху. Последнее выступление К. на Мариинской сцене состоялось в благотворительном спектакле 2.2.1917: она исполнила 1-е действие из "Дон Кихота" и Коломбину в "Карнавале" (оба - с Фокиным). Выступления в России завершились концертом для солдат в театре консерватории уже после Февральской революции.К. танцевала "Русскую" из "Конька-Горбунка" и имела необычайный успех. Новым хозяевам жизни лестно было развлекаться танцами той, что тешила прежде царскую фамилию. Тем не менее К. предпочла 16.7.1917 уехать с сыном к мужу в Кисловодск. 19.2.1920 вся семья покинула родину, отбыв на корабле из Новороссийска в Константинополь. Началось новое, зарубежное существование. --- С 25.3.1920 они обосновались на собственной вилле "Алам" в Кап д'Айке (Франция). Надежды на реставрацию прошлого канули в небытие, нужно было зарабатывать на хлеб насущный. Это выпало на долю К. 4.2,1929 семья переехала в Париж, поселившись в скромной вилле "Монитор", где предполагалось устроить балетную студию. Финансовую помощь оказали эмигранты - чета певицы Н.Ермоленко-Южиной и певца и скрипача И.Махонина. Освящение студии митрополитом Евлогием состоялось 26.3.1929. Первой ученицей стала Т.Липковская, сестра известной русской певицы Л.Липковской.К. считала, что первая ученица принесла ей счастье на новом, педагогическом, поприще. Учениц поначалу было немного, но это помогало обрести педагогические навыки, впрочем К. всегда верила в себя. По приезде ее навестил Дягилев, посетила студию и Павлова, оставшаяся, по словам самой К., довольной увиденным. Позднее студия разрасталась. В 1933-34 здесь занималось уже более 100 учениц. Пришлось расширять помещение за счет ' примыкающих квартир. В первые же годы в студии стали заниматься дочери Ф.Шаляпина - Марина и Дася; среди учеников К. были Т.Рябушинская, Б.Князев, Л.Ростова, Памелла Мей, Ширли Бридж, Диана Гульд, Андре Эглевский. Обращались за консультацией такие балетные "звезды" как Марго Фонтейн и Иветт Шовире. Последнее выступление на сцене состоялось 14.7.1936 в лондонском "Covent Garden". По приглашению В.Базиль К. танцевала "Русский танец" в галаспектакле "Ballet Russe de Monte Carlo". Ей было 63 года, По просьбе Нинет де Валуа и Арнольда Хаскелла, открывавших балетную школу в Лондоне, К. посетила школу и дала открытый урок. --- Начало войны в 1939 перевернуло наладившуюся было жизнь. Спасаясь от возможных бомбежек, пришлось перебраться за город; оттуда К. ездила давать уроки в парижскую студию. Приближение немецкой армии заставило бежать в Биарриц. Но вскоре фашисты оказались и там. Гестапо забрало сына, и тому чудом через 4 месяца удалось освободиться из концентрационного лагеря. В 1944 семья вернулась в освобожденный Париж. Осенью в студии возобновились занятия. 27.2.1945 труппа "Sadler's Wells Ballet", ставшая передвижной и обслуживавшая армию, во главе с Нинетт де Валуа, Марго Фонтейн посетила студию (в состав труппы входило много бывших учеников К.). В мае 1950 в Лондоне была учреждена Федерация русского классического балета, объединившая 15 английских школ.К. согласилась возглавить Федерацию. В мае 1951 она приехала в Лондон, присутствовала на экзаменах и отчетном представлении, участвовала в уроке характерного танца, Во время гастролей Большого театра в "GrandOpera" К. посетила выступления москвичей. В 1954 закончила мемуары, изданные одновременно на французском (Souvenirs de la К, Paris, 1970) и английском языках (Dancing in St.Petersburg, London-New York, 1970). В конце жизни К. очень нуждалась. Тем не менее она, не имея на то средств, приглашала на праздники множество гостей, и те приходили ради одного - выразить ей свое глубокое уважение и любовь. --- Соч.: Воспоминания.М., 1992. --- Лит.: Борисоглебский М. (сост.). Материалы по истории русского балета, т.2. Л., 1939: Красовская В. Русский балетный театр начала XX века, ч.2: Танцовщики.Л., 1972. --- А. Соколов-Каминский ---

    КЯКШТ    (Кякшто) Лидия Георгиевна (13.3.1885, Петербург - 11.1.1959, Лондон) танцовщица. Дочь крестьянина Ковенской губернии. По окончании балетного отделения Петербургского театрального училища (педагог П.Гердт) в 1902-8 в Мариинском театре. Сначала была принята в кордебалет, быстро выдвинулась в корифейки. Дебютировала в pas de deux в "Волшебной флейте" Р.Дриго. Сезон 1903/4 вместе с братом Георгием Георгиевичем Кякштом - в московском Большом театре. С 1905 переведена в разряд вторых танцовщиц. Поначалу критики, отмечая "благородную сценическую внешность и непринужденное изящество ее танца", находили, что ей недостает виртуозности, Ее брат, ведущий солист Мариинского театра, имевший большой сценический опыт, упорно занимался с Лидией, помогая осваивать технику танца, ав 1906 организовал гастроли артистов Мариинского театра по России, где К., занимая, наряду со своей одноклассницей Т.Карсавиной, место балерины, много выступала в академическом репертуаре, танцуя по два балета в день, Вернувшись в театр, стала заниматься с Е.Соколовой и заметно продвинулась в отношении техники, Жизнерадостной, темпераментной танцовщице особенно удавались лирико-комедийные партии. В 1908 - первая танцовщица. В этом же году исполнила свою первую большую партию - Сванильду в "Коппелии" Л.Делиба. Среди ролей: Тереза ("Привал кавалерии" И. Армсгеймера), Царь-девица ("Конек-Горбунок" Ц.Пуни), Клотильда ("Кот в сапогах" А.Михайлова), Роза ("Аленький цветочек" Ф.Гартмана), Фея Бриллиантов ("Спящая красавица" П.Чайковского). Танцевала также сольные партии в балетах М.Фокина: "Виноградная лоза" А.Рубинштейна, "Павильон Армиды" Н.Черепнина, "Ночь Терпсихоры" (на сборную музыку). Среди партнеров - В.Нижинский (вставное pas de deux в "Пахите" на музыку Ф.Томэ, pas de deux принцессы Флорины и Голубой птицы в "Спящей красавице"). Критики единодушно отмечали возросшую виртуозность танца К., жизнерадостную энергию, темперамент, элегантность и изящество, --- В 1908 вышла замуж; за полковника А.Рагозина. Получила приглашение выступить на лондонской сцене и уехала в Англию.К. была первой русской балериной, продемонстрировавшей английской публике академическую школу балета: произвела огромное впечатление на английского зрителя. Дебютировала на сцене лондонского "Empire Theatre" в дивертисменте, В 1908-12 - прима-балерина "Empire Theatre". Пребывание в Лондоне затягивалось. Дирекция императорских театров отказалась предоставить ей отпуск на столь большой срок.К. ушла из театра и с тех пор жила в Англии, выступая в России только как гастролерша: в 1911 (заменила заболевшую О.Преображенскую на сцене Суворинского театра), затем в 1914 и 1916. В 1912-19 периодически выступала в качестве приглашенной балерины в "Русском балете" С.Дягилева. Партии: Жар-птица (одноименный балет И.Стравинского), Коломбина ("Карнавал" на муз.Р.Шумана), Девушка ("Видение розы" К.М.Вебера), Нимфа ("Нарцисс" Черепнина) и др. В 1913 гастролировала в США, позже - в Италии, Франции (1916), Германии, Австрии и др. странах. В 1914 в Лондоне, в театрах "Coliseum" и "Alhambra". Танцевала в балетах "Жавотта" К.Сен-Санса, "Коппелия", "Сильвия" Делиба, "Тщетная предосторожность" Гертеля и английских балетах-феериях. В 1925-26 организовала собственную труппу "A la Russe" ("На русский манер"), с которой гастролировала по Англии. В 1926-33 прима-балерина различных небольших английских трупп, с которыми выступала в Лондоне и выезжала на гастроли в др. страны. В разные годы танцевала с А.Больмом, М.Фокиным, В.Нижинским, Л.Мясиным, А.Волининым, Ф.Фаррен, Ф.Веделлс и др. --- В 1933 оставила сцену. В 1939-46 организатор и руководитель английской передвижной труппы "Балет английской молодежи" (позднее труппа называлась "Русский балет Л.Кякшт"). В ней работали английские балетмейстеры М.Инглесби, Р.Хелпмен, Дж.Реган. Здесь же начала свою балетмейстерскую карьеру ее дочь Лидия Кякшт-младшая. --- Вела педагогическую работу: преподавала в школе "Sadler's Wells"; в 1935 организовала собственную школу, которая вскоре стала известна как "академия танца Лидии Кякшт" (через нее прошли многие известные английские артисты балета); в 1953-59 вела занятия в школе Николаевой-Легат и др. Член ""Филиала комитета классического балета", пропагандирующего русский метод преподавания классического танца. Соч: Romantic Recollections. London, 1929. --- Лит.: Борисоглебский М. (сост.). Материалы по истории русского балета, т.2. Л., 1939; Красовская В. Русский балетный театр начала XX века, ч.2: Танцовщики.Л., 1972. --- Г. Андреевская

    ЛАПИНСКИЙ Михаил Никитович    (18621947, Загреб) - невропатолог. Из дворянской поместной семьи. В 1886-91 обучался на медицинском факультете Киевского университета Св.Владимира: в 1893-95- стипендиат кафедры психиатрии и невропатологии, профессором которой был психиатр И.Сикорский. Затем стажировался в берлинской больнице "Charit6" (1895-96). 12.2.1897 Л. защитил диссертацию "О заболеваниях сосудов при страдании первичных нервных стволов или периферических нервов", после чего ему была предоставлена заграничная двухлетняя командировка, во время которой он стажировался у Ф.Гольца и крупнейших психиатров и невропатологов Германии: Г.Липмана, Э.Крепелина, Г.Эрба и Г.Оппенгейма. В 1900-2 Л. подробно описал нервные окончания симпатических волокон в сонной артерии и впервые - преваскулярную инервацию мозговых сосудов со средним сечением. Им были изучены дегенерация и регенерация периферических нервов, гистология процесса восстановления нервных волокон при сближении перерезанных частей тела, показана роль сосудистого фактора в происхождении седалищной невралгии. С марта 1908 ординарный профессор кафедры психиатрии и невропатологии Киевского университета, которую возглавлял до середины 1918. В 1913 Л. описал отдаленные отраженные болевые синдромы при заболеваниях малого таза, шейную Dolores myalgia - по существу все стадии развития шейного остеохондроза. Однако он не связывал их с поражением позвоночника. Отдельные работы Л. посвящены отраженным болям в конечностях и голове при поражениях органов малого таза: он исследовал также диагностическое значение иррадиации болей при заболевании внутренних органов (печени и др.), впервые описал вегетативно-сосудистую точку на внутренней поверхности бедер. Первым среди специалистов разработал метод гидравлического массажа, конструкцию ванн для подводного и надводного массажа; предложил конструкцию ванн для вихревого, ротаторного и проточного водного массажа. В 1913-14 Л. опубликовал ряд сообщений по гидротерапии.Л. - автор популярной монографии "О развитии личности у женщин" (Киев, 1915). --- Эмигрировав за границу, Л. обосновался в Загребе. Организовал при местном университете медицинский факультет, на котором открыл кафедру и клинику нервных и душевных болезней: 14.2.1921 был утвержден профессором кафедры, возглавлял ее в течение 25 лет. Живя в Загребе, Л. поддерживал дружеские связи с невропатологами СССР - Г.Россолимо, В.Бехтеревым и опубликовал несколько научных сообщений в советских медицинских журналах. --- Л. - автор более 15 0 публикаций по экспериментальной и клинической невропатологии, Он впервые описал некоторые формы нервных окончаний в адвентиции артерий конечностей и, в частности, одним из первых показал роль нарушения Vasa Vasorum в возникновении патологии нервов, а также исследовал три стадии изменения артериальных сосудов после перерезки волокон периферического нерва. В период эмиграции Л. опубликовал статьи, посвященные эпидемическому энцефалиту, отраженным болям при заболеваниях печени, научно-популярные брошюры, посвященные И.Павлову, неврозам; он также занимался исследованием теоретических вопросов невропатологии, результаты которого опубликовал в "Записках Русского научного института в Белграде" (191837). Много времени Л. отдавал обучению врачей-невропатологов Хорватии. --- Соч.: Боль и ее сосудистый механизм // Зап. Рус. науч. ин-та в Белграде, 1932, вып. 6; К вопросу об участии стриарной системы в механизме неврастении // Там же, 1935, вып. 10. --- Лит.: Архангельский Г.В. Выдающийся российский невролог М.Н.Лапинский // Журн. неврологии и психиатрии им.С.С.Корсакова. 1996, т.96, № 1. --- Г. Архангельский ---

На фотозаставке сайта вверху последняя резиденция митрополита Виталия (1910 – 2006) Спасо-Преображенский скит — мужской скит и духовно-административный центр РПЦЗ, расположенный в трёх милях от деревни Мансонвилль, провинция Квебек, Канада, близ границы с США.

Название сайта «Меч и Трость» благословлено последним первоиерархом РПЦЗ митрополитом Виталием>>> см. через эту ссылку.

ПОЧТА РЕДАКЦИИ от июля 2017 года: me4itrost@gmail.com Старые адреса взломаны, не действуют..