МЕЧ и ТРОСТЬ
30 Янв, 2023 г. - 11:43HOME::REVIEWS::NEWS::LINKS::TOP  

РУБРИКИ
· Богословие
· Современная ИПЦ
· История РПЦЗ
· РПЦЗ(В)
· РосПЦ
· Развал РосПЦ(Д)
· Апостасия
· МП в картинках
· Распад РПЦЗ(МП)
· Развал РПЦЗ(В-В)
· Развал РПЦЗ(В-А)
· Развал РИПЦ
· Развал РПАЦ
· Распад РПЦЗ(А)
· Распад ИПЦ Греции
· Царский путь
· Белое Дело
· Дело о Белом Деле
· Врангелиана
· Казачество
· Дни нашей жизни
· Репрессирование МИТ
· Русская защита
· Литстраница
· МИТ-альбом
· Мемуарное

~Меню~
· Главная страница
· Администратор
· Выход
· Библиотека
· Состав РПЦЗ(В)
· Обзоры
· Новости

МЕЧ и ТРОСТЬ 2002-2005:
· АРХИВ СТАРОГО МИТ 2002-2005 годов
· ГАЛЕРЕЯ
· RSS

~Апологетика~

~Словари~
· ИСТОРИЯ Отечества
· СЛОВАРЬ биографий
· БИБЛЕЙСКИЙ словарь
· РУССКОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ

~Библиотечка~
· КЛЮЧЕВСКИЙ: Русская история
· КАРАМЗИН: История Гос. Рос-го
· КОСТОМАРОВ: Св.Владимир - Романовы
· ПЛАТОНОВ: Русская история
· ТАТИЩЕВ: История Российская
· Митр.МАКАРИЙ: История Рус. Церкви
· СОЛОВЬЕВ: История России
· ВЕРНАДСКИЙ: Древняя Русь
· Журнал ДВУГЛАВЫЙ ОРЕЛЪ 1921 год

~Сервисы~
· Поиск по сайту
· Статистика
· Навигация

  
Электронный словарь
Поиск      
[ А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | Й | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Ъ | Ы | Ь | Э | Ю | Я ]



    ЧЕРНЫЙ Саша    (наст. фам. и имя Гликберг Александр Михайлович: псевд.А.Черный, Сам по себе, Мечтатель, Лирический бродяга и др.) (1.10.1880, Одесса - 5.8.1932, Ла-Фавьер, Франция) - поэт, прозаик, переводчик. Сын провизора, агента химической лаборатории, Раннее детство Ч. прошло в Белой Церкви в тяжелой обстановке нищеты и семейного неблагополучия. В автобиографии он писал: "Крещен отцом 10 лет для определения в гимназию, Учился в Житомирской 2-й гимназии; исключен из 6 класса без права поступления". В 1895 он бежал из дома в Петербург, где поступил учиться, но был отчислен из гимназии за неуспеваемость, после чего в судьбе Ч. принял участие председатель крестьянского присутствия в Житомире К.Роше, ставший его воспитателем. 2.10.1898 Ч. вновь был принят во 2-ю житомирскую гимназию, но вскоре исключен после столкновения с директором. С 1902 по 1905 служил в Новоселицкой таможне, в 1-м "Обществе подъездных путей", В 1904 печатался в газете "Волынский вестник", где помещал театральные рецензии, хронику местной жизни, стихи; наиболее значительное произведение - "Дневник резонера" - написано под явным влиянием Гоголя. --- В 1905 Ч. переехал в Петербург и стал служить чиновником на Службе сборов, куда его устроил К.Роше, к тому времени правитель канцелярии Варшавской железной дороги. Начальница канцелярии Службы сборов М.Васильева вскоре стала женой Ч. Эта энергичная, волевая, европейски образованная женщина, ученица профессора философии А.Введенского, родственница богачей Елисеевых сыграла решающую роль в судьбе начинающего писателя. Она ввела его в круг петербургских ученых и писателей, помогла его самообразованию. С 1905 Ч. печатался в одном из лучших сатирических журналов столицы - "Зрителе". 27.11.1905 опубликовал там антиправительственный памфлет "Чепуха" (№ 23) под псевдонимом Саша Черный. Вскоре журнал был закрыт, а номер конфискован "за подрыв государственных устоев и оскорбление личности государя". В 1905-6 Ч. активно сотрудничал и в других сатирических журналах: "Альманах", "Журнал", "Молот", "Маски" (за публикацию стихотворения Ч. "Вывеска и собака", в котором цензура усмотрела "оскорбление чести мундира", журнал был закрыт), "Леший"; в сборниках "Вольница", "В борьбе", "Песни борьбы", "Вперед" и др. Первый сборник стихов "Разные мотивы" (СПб., 1906) был арестован. В книгу, наряду с гражданской лирикой, вошли ранние подражательные произведения и прозаические "Лунные рассказы"; доминировала тема разоблачения трусливого обывательского существования без идеалов и высоких стремлений. --- Чтобы избежать ареста, Ч. вместе с женой в 1906 уехал в Гейдельберг, где пробыл около года, вращаясь в обществе немецких и русских философов, писателей, ученых (Ф.Степун, Е.Шмидт и др.). Из Германии привез цикл лирических сатир "У немцев", стихотворения "Карнавал в Гейдельберге", "Корпоранты" и др. Резко возрос уровень его поэтического мастерства, расширился кругозор. Это позволило ему вскоре после возвращения из-за границы занять место одного из поэтических лидеров в петербургском еженедельнике "Сатирикон". В 1908-11 из номера в номер здесь печатались циклы политических и литературных сатир Ч. под названиями "Всем нищим духом", "Невольная дань" и др.А.Куприн писал: "Величайшей заслугой "Сатирикона" было привлечение Саши Черного в редакционную семью. Вот где талантливый, но еще застенчивый новичок из "Волынской газеты" приобрел в несколько недель и громадную аудиторию, и широкий размах в творчестве, и благодарное признание публики", О том же свидетельствовал К.Чуковский: "Получив свежий номер журнала, читатель прежде всего искал в нем стихов Саши Черного. Не было такой курсистки, такого студента, такого врача, адвоката, учителя, инженера, которые не знали бы их наизусть". --- В 1910 вышел сборник "Сатиры", объединивший циклы стихотворений, опубликованных, главным образом, в "Сатириконе". Написанные как бы от первого лица, сатиры Ч. высмеивали российского обывателя и пошлость окружающего его мира. Сборник был проникнут одним мотивом: жалобой на мелочность и пустоту "быта", задавившего собой бытие. Главный враг Ч. - пошлость, которую он замечал всюду: в политике, в искусстве, в любви. Сатирическое разоблачение усиливалось тем, что сатира звучала как лирическая исповедь. Едкая насмешка, бичующий сарказм прятались под маской саморазоблачения, создавая неповторимый сплав сатиры и лирики. Страстная непримиримость Ч. в борьбе с обывательщиной и ренегатством пришлись по душе В.Маяковскому, который записал: "Поэт почитаемый - Саша Черный. Радовал его антиэстетизм". --- Отрицание современности было у Ч. глубоко выстрадано: порой жалобы героя сливались с лирическими признаниями самого поэта. Это заметно во второй книге стихов - "Сатиры и лирика" (1911). И хотя поэт по-прежнему утверждал свое право бичевать зло и высмеивать пошлость ("В пространство"), злой сарказм и язвительная колкость соседствуют здесь с лирическими пейзажными зарисовками и камерными стихотворениями, написанными "под сурдинку". Критики отметили высокий уровень поэтического мастерства Ч.: точность и меткость эпитетов, почти осязаемую изобразительность. А.Амфитеатров писал: "Улыбка слов, блестяще скачущий ритм и порывистые темпы съедают неточности созвучий, которые позволяет себе Саша Черный звуковыми обманами, почти чудотворными". --- Признанный "королем" поэтов "Сатирикона", Ч. испытывал все большее недовольство превращением журнала из сатирического в развлекательно-юмористический. В апреле 1911 он порвал с ним (стих. "Колумбово яйцо" - последнее). Вел "Маленький фельетон" в газете "Новый день", печатался в газетах "Киевская мысль", "Русская молва", "Одесские новости", журналах "Современный мир", "Аргус", "Солнце России", альманахе "Шиповник", с 1911 систематически публиковался в журнале "Современник" (раздел "Сверчок"). Искал опору в искусстве, природе, детях, народном быте, создавая циклы лирических миниатюр о деревне ("Северные сумерки", "В деревне" и др.), писал прозаические произведения - "Люди летом" (1910), "Первое знакомство" (1912) и др. --- Другой попыткой найти новые пути творчества явились стихи для детей, которые Ч. писал с 1911 (отд. изд. "Тук-тук". М" 1913). В 1912 принял участие в созданной по инициативе М.Горького "Голубой книжке" и в детском альманахе "Жар-птица" (под ред.К. Чуковского). В 1913 вышла "Детская азбука" Ч. Пробовал себя как переводчик с немецкого, готовя к печати "Книгу песен" Г.Гейне (1911), "Избранные рассказы" Г.Сафира (1912), переводы Р.Демеля, К.Гамсуна и др. Лето 1912 Ч. провел на Капри, познакомился с Горьким, который высоко оценил его талант: "Он гораздо интересней и талантливее своих двух книжек и кажется мне способным написать превосходные вещи. Задачи у него чудесные, и это настоящий литератор с большой любовью к делу". Однако к 1914 Ч. оказался на пороге творческого и духовного кризиса. Его мысли и переживания отразились в первом крупном произведении поэме "Ной", где ощутимо звучат ноты разочарования и безнадежности. Размышляя о судьбах современного поколения, поэт предсказывал, что грядуший "всемирный потоп" не избавит людей от пороков и преступных страстей. Мечты о "неведомой новой отчизне", куда приплывет ковчег Ноя, представляются ему единственной "нетленной надеждой". --- В годы 1-й мировой войны "запасной из вольноопределяющихся" Ч. был зачислен в 13-й полевой госпиталь, расположенный в Варшаве, Он служил также в санитарной части 6-й армии, участвовал в боях под Варшавой и Ломжей, видел тяжелые дороги отступления под Белостоком. Впечатления, полученные на фронте, легли в основу написанного в конце 1917 - начале 1918 в Пскове цикла стихотворений "Война", в котором впечатляюще нарисованы страшные военные будни, развертываются картины фронтового и лазаретного быта, возникает образ русского солдата. --- Февральская революция застала Ч. и его жену в Пскове: он служил помощником смотрителя в 18-м полевом госпитале. Приехавший из Петрограда комиссар Северного фронта В.Станкевич назначил его своим заместителем. М.Гликберг вспоминала: "В первое время Саша растерялся, так как никогда раньше не занимался общественными делами, но скоро взял себя в руки и настолько освоился с делом, что во время отсутствия Станкевича возглавлял Комиссариат. Когда в июле Станкевич был вызван в Ставку, он окончательно занял его место". --- Октябрьская революция осталась для Ч. только "зрелищем", неведомо откуда налетевшим ураганом. Вызванный в Петроград, он слушал речи А.Керенского, Г.Зиновьева, А.Коллонтай. С новой властью сотрудничать не стал и осенью 1918 уехал на литовский хутор около станции Турмонт, а в декабре того же года в Вильно. Здесь написаны стихи о Литве и цикл "Русская Помпея", в котором поэт признается, что для него "нет путей назад". Реалистические зарисовки литовских пейзажей постоянно затуманиваются печалью авторских ламентаций ("В тумане дороги и цели, жестокие, черные дни"); лишь "смех - волшебный алкоголь" видится Ч. спасением от страшной действительности. В Вильно написана также книга детских стихов ("Детский остров". Данциг, 1921) свидетельство стремления автора спрятаться на этом острове от войн и революций. Светлый мир детских чувств и интересов воплотил положительный идеал Ч. - мечту о "естественном" человеке, свободном от пороков жестокого мира взрослых. --- В 1920 Ч. перебрался в Берлин, где провел более двух лет (по июль 1923), сотрудничал в "Русской газете" и "Руле", в журналах "Сполохи", "Воля России", редактировал литературный отдел журнала "Жар-птица", работал редактором в издательстве "Грани". Благодаря этому он смог издать не только "Детский остров", но и третью книгу сатир, которая вышла в 1923 на средства автора. Ее заглавие "Жажда" - выразительно говорило о безумном желании вновь обрести родину. Прежний мир, безвозвратно потерянный и воскрешаемый только в мечтах, был окружен поэтическим ореолом, и даже детали обывательского быта, который Ч. так остроумно высмеивал до революции, теперь стали ему казаться дорогими и милыми. В цикле "Чужое солнце" ощутим мотив ностальгии. Сборник "Жажда" явился завершением творчества Ч.-поэта, отразив наиболее характерные особенности его индивидуальной манеры: сочетание сатиры и лирики, бичующего желчного смеха и чистого светлого юмора. --- С апреля 1924, после переезда в Париж (2-ю половину 1923и начало 1924 Ч. провел в Италии), в творчестве Ч. все большее место занимает проза: многочисленные книги для детей ("Библейские сказки", "Сон профессора Патрашкина", "Белка-мореплавательница", "Румяная книжка", "Дневник фокса Микки", "Серебряная елка" и др.), повесть "Чудесное лето" (1930), "Несерьезные рассказы" (1928), "Солдатские сказки" (1933). В центре внимания писателя - недавнее прошлое, милый сердцу петербургский, московский и провинциальный быт, сценки из эмигрантской жизни, списанные с натуры и освещенные грустной улыбкой автора. Рецензируя книгу "Несерьезных рассказов", Куприн писал: "Вся она пронизана легкой улыбкой, беззлобным смехом, невинной проказливостью, и если ухо улавливает изредка чуть ощутимый желчный тон, то что ж поделаешь: жизнь в эмиграции не особенный сахар", Важное место среди поздних произведений Ч. занимают "Солдатские сказки", печатавшиеся с 1928 в парижской газете "Последние новости". Блистательно остроумные, они тоже уводили читателя в праздничный мир "робинзонады", на остров выдумки и юмора. Вместе с тем они воскрешали вполне реальную жизнь солдатской казармы или военного лазарета периода 1 -и мировой войны. В них бушевала неуемная стихия русской народной речи в соединении с мастерски стилизованной речью самого автора. Они ориентированы на. традиции фольклора и русской классической литературы, на сказ Н.Лескова, А.Ремизова, М.Зощенко. Вслед за Лесковым Ч. пытается связать воедино изучение речи и быта русского народа с помощью своеобразного "анекдотически-бытового" реализма. Куприн, высоко оценив мастерство "Солдатских сказок", заметил, что автор здесь "и товарищ, и зачинщик, и выдумщик, и рассказчик-импровизатор, и тонкий, любящий наблюдатель". --- В 1931-32 Ч. написал поэму "Кому в эмиграции жить хорошо" и цикл стихов о жизни во Франции. В них возникает образ автора - одинокого бесприютного странника, шагающего по чужой земле с полупустой котомкой за плечами. Его последними произведениями стали рассказ "Илья Муромец" и стихотворение "С холма". С лета 1930 Ч. с женой и фоксом Микки поселился в маленьком домике на юге Франции (Ла-Фавьер, близ Лаванду). Здесь 5.8.1932 произошло несчастье: начался пожар на соседней ферме. По свидетельству очевидцев, "во время пожара Саша вместе с другими много работал, возвратясь домой, плохо себя почувствовал, слег и больше уже не встал", Он скончался от сердечного приступа. В последний путь поэта провожали члены русской колонии и простые французы - фермеры и их дети.Ч. похоронен на небольшом кладбище Лаванду в департаменте Вар. В 1978 по инициативе почитателей поэта на кладбище установлена памятная доска. Получив в Париже известие о смерти Ч., Куприн написал: "Саша Черный жив, и переживет всех нас, и наших внуков, и правнуков, и будет жить еще много сотен лет, ибо сделанное им сделано навеки и обвеяно чистым юмором, который лучшая гарантия для бессмертия". --- Соч.: Стихотворения, Л., I960; Солдатские сказки. Мюнхен, 1964; М., 1990; Сатиры. Париж. 1978; Стихотворения.М., 1991. --- Лит.: Евстигнеева Л.А. Журнал "Сатирикон" и поэты-сатириконцы.М., 1968; Спиридонова (Евстигнеева) Л.А. Русская сатирическая литература начала XX в.М., 1977; Иванов А.С. "Не упрекай за то, что я такой" // Панорама иск-в, вып. 10. М., 1987; Спиридонова Л. Саша Черный / Литература русского зарубежья.М., 1993; Иванов А. Потаенная биография Саши Черного / Евреи в культуре рус. зарубежья, вып.2. Иерусалим, 1993; Мемуары М.И.Гликберг. Публ. и предисл, Л.Спиридоновой // Рос. литературовед, журнал, 1993, № 2. --- Арх.: ОР ИРЛИ, ф.377. --- Л. Спиридонова ---

    ЧЕХОВ Михаил Александрович    (16.8.1891, Петербург - 1.10,1955, Лос-Анджелес, шт. Калифорния, США) - артист, педагог, режиссер. Сын литератора Александра Павловича Ч. (старшего ' брата Антона Павловича Чехова) и Натальи Александровны Гольден, гувернантки старших детей отца. Влияние отца, считавшего, что человеку все дозволено, было преимущественно отрицательным, несмотря на его разностороннюю одаренность. С детства Ч. проявлял интерес к литературе и театру, А.Чехов, заметивший его неординарность, писал в 1895 сестре М.Чеховой: "."Миша удивительный мальчик по интеллигентности. В его глазах блестит нервность. Я думаю, что из него выйдет талантливый человек". До 1913 семья жила под Петербургом в Удельной. Учился в гимназии, в 1907 поступил в Театральную школу им.А.Суворина при театре Литературно-Художественного общества, по окончании которой в 1910 стал артистом этого театра. С 1910 по 1912 сыграл множество ролей в ничтожном репертуаре и приобрел взгляд на театр как учреждение развлекательное. Вел рассеянный образ жизни. Однако под влиянием матери увлекся ФДостоевским и самостоятельно подготовил сцену из романа "Преступление и наказание", играя Мармеладова, а также царя Федора из трагедии А.Толстого "Царь Федор Иоаннович" (играл царя Федора на утренних спектаклях театра и был замечен публикой как "молодое дарование"), --- Весной 1912 во время гастролей Московского Художественного театра (МХТ) в Петербурге был представлен КСтаниславскому и после прослушивания принят в МХТ. "Без всяких сомнений - талантлив, обаятелен. Одна из настоящих надежд будущего", - написал о нем Станиславский к концу первого сезона. В 1912-13 Ч. был занят в массовых сценах и эпизодах, введен на роли Васьки в "Нахлебнике" и Миши в "Провинциалке" Тургенева, играл Епиходова в "Вишневом саде" А.Чехова, но наиболее полно и интересно раскрылся в спектаклях 1 -и студии МХТ. Сыгранные в 1913 роли Кобуса в "Гибели "Надежды" Г.Гейерманса и Фрибэ в "Празднике мира" Г.Гауптмана, в 1 9 14 - Калеба в "Сверчке на печи" по Ч.Диккенсу, в 1915 - фрезера в "Потопе" Ю,-Х.Бергера принесли актеру настоящую известность. Общение со Станиславским, Л.Сулержицким, Е.Вахтанговым заставило Ч. пересмотреть прежнее отношение к театру, изменило его нравственно. В 1914 Ч. женился на О.К.Книппер, 27.8.1916 от этого брака родилась дочь Ольга (впоследствии известная актриса немецкого кино и театра), но в 1917 жена ушла от Ч. Это вызвало тяжелый кризис у Ч., он не играл до конца сезона 1917/18. В 1918 женился на Е.Зиллер. В том же году организовал у себя на квартире частную театральную школу (переданную в 1921 А.Гейрату); в ней учились М.Кнебель, И.Кудрявцев, В.Громов, В.Татаринов, Увлеченный системой Станиславского, Ч. посвятил ей статьи в журнале "Горн" (1919, № 2-3, 4). --- 29.3.1921 вышел на сцену 1-й студии в роли Эрика XIV в одноименной трагедии А.Стриндберга, поставленной Вахтанговым. Предметом осмысления актера и режиссера стала не тема власти, а тема человека; оказавшись между миром живых и миром мертвых, герой Ч. ушел добровольно из жизни. Параллельно Ч. работал во МХАТе со Станиславским над ролью Хлестакова. После премьеры "Ревизора" 8.10,1921 он стал первым актером Москвы.Ч. создавал образ "фитюльки", пустоты, которая, материализуясь, может обернуться кошмаром, напугать до того, что все тайное проявится и осветит окружающую жизнь. Создание в течение одного года двух таких разных по амплуа образов раскрыло многогранность таланта актера, его способность подняться не только до комического, но и до трагического гротеска. В 1921 Ч. познакомился с А.Белым, который оказал большое влияние на духовное развитие актера и приобщил его к антропософии, во многом определившей его новый нравственный облик. После смерти Вахтангова, которого Ч. чрезвычайно уважал и считал единственно возможным руководителем 1-й студии, после очень удачных для Ч. гастролей 1-й студии за рубежом (1922) стал ее директором, Вл.Немирович-Данченко писал Станиславскому: "Чехов, между прочим, о чем-то замечтал, о каком-то особом, почти религиозном направлении театра и начал увлекать на это свою студию "довериться" ему вполне. Я его поддерживал, даже не зная, чего он хочет, потому что от него, как от талантливого человека, можно все-таки больше ожидать, чем от работы более "серединных". Но способен ли он быть "вожаком"? Это у меня под большим сомнением". --- В 1924 Ч. было присвоено звание заслуженного артиста республики, и в том же году 1-я студия превратилась в театр МХАТ 2-й; 24 ноября он открылся спектаклем "Гамлет" с Ч. в заглавной роли. В 1925 Ч. сыграл Аблеуховастаршего в "Петербурге" А.Белого, в 1927 Муромского в "Деле" А.Сухово-Кобылина. Все три роли были неповторимы по выразительности и точности отражения времени. В Гамлете Ч. сыграл современного интеллигента, борющегося со злом мира и побеждающего своей духовной силой; в Аблеухове раскрывалась суть мертвого мира, владеющего миром живых: в Муромском сочеталось смешное и жалкое с трагическим ("...Вы чудесны в роли Муромского, - написал ему В.Мейерхольд. - Поздравляю Вас с новой победой. И спектакль в целом - превосходный спектакль"). В 1927 Ч. впервые снялся в кино ("Человек из ресторана"). В 19 28 в издательстве "Academia" вышл^ книга Ч. "Путь актера" - итог его деятельности в русском театре и свидетельство незаурядного литературного дарования. --- Летом 1928 уехал в Германию, где жили его бывшая жена и дочь, получив отпуск для изучения немецкой актерской техники. Действительной причиной отъезда был конфликт внутри МХАТа 2-го, а также преследования властями инакомыслящих театральных деятелей. Тем не менее Ч. не считал этот отъезд эмиграцией и долгие годы сохранял советское гражданство. Играл в театрах М.Рейнхардта в Вене - Скида в "Артистах" Г.Уоттерса и А.Хопкинса (1928), в Берлине - Юзика в "Юзике" по повести О.Дымова "Певец своей печали" (1929) и Князя в пьесе "Феа" ф.фон Унру (1930). Снимался в фильмах: "Тройка", "Глупец из-за любви", "Призрак счастья". В театре "Габима", гастролировавшем в Германии, поставил "Двенадцатую ночь" В.Шекспира (1930). В Берлине организовал из русских актеров-эмигрантов и учеников маленькую студию; готовил с ними спектакль "Гамлет", но серьезное искусство не интересовало Германию тех лет. Предполагавшийся переезд в Прагу, о чем Ч. вел переговоры с президентом Чехословакии Т.Масариком, не состоялся, т.к.Ч. не хотел оставить своих студийцев. Ему предлагали вернуться на родину приезжавшие в разные годы в Берлин Станиславский, Мейерхольд, З.Райх. Однако, получив информацию, что в случае возвращения он будет арестован, Ч. предпочел остаться за границей. --- В конце 1930 переехал в Париж. Дал ряд концертов, в которых выступал с монологами из "Гамлета" и инсценированными рассказами А.Чехова. В апреле 1931 провел двухнедельные гастроли в Риге, где с актерами театра Русской драмы играл Хлестакова в "Ревизоре". С 1 июня три недели Ч. играл в парижском театре "Ателье" спектакли, подготовленные еще в Москве: "Эрик XIV", "Потоп", "Двенадцатая ночь", "Гамлет". Гастроли не принесли особой прибыли. Летом с актерами своей труппы подготовил новый спектакль - "Дворец пробуждается", по пьесе, написанной им вместе с В.Громовым на мотивы русских народных сказок (Ч. играл роль Ивана-царевича). Премьера состоялась 9.11,1931, однако успеха не имела. В феврале 1932 Ч. с женой и учениками Громовым и А.Даниловой переехал в Ригу: работал актером, ставил спектакли в Национальном театре ("Эрик XIV", "Гамлет" и "Смерть Иоанна Грозного"), сыграв там заглавные роли по-русски: в театре Русской драмы - "Двенадцатую ночь" и "Село Степанчиково" Ф.Достоевского, сыграв роли Мальволио и Фомы Опискина. Одновременно в Литовском государственном театре (Каунас) ставил "Гамлета" (1932), "Ревизора" (1933) и "Двенадцатую ночь" (1933). О его постановке в Риге оперы Р.Вагнера "Парсифаль" газета "Часовой Латвии" писала: "На сцене Национальной оперы мы уже давно не видели столь тщательно, артистически серьезно отработанную, сценически блестяще воплощенную оперную постановку". В Прибалтике Ч. также много сил отдавал педагогике: в Риге создал театральную школу, вел циклы занятий и лекций для актеров в Сигулде, преподавал технику актерского мастерства в Литовском государственном театре. --- Покинув Латвию после фашистского переворота, Ч. лечился в Италии, затем после гастролей в Париже и Брюсселе отправился в феврале 1935 с т.н. Пражской группой МХАТ в США. В Нью-Йорке, Филадельфии, Бостоне играл Хлестакова, Фрэзера, выступал в инсценированных рассказах А.Чехова, читал монологи из "Гамлета", "Преступления и наказания", "Смерти Иоанна Грозного", выступал с лекциями. По свидетельству Г.Жданова, американцы "сразу оценили актерский гений Ч.". Ему предложили вступить в качестве режиссера и педагога в "Груп-тиэтр", но Ч. отказался, т.к. осенью подписал контракт на работу в Англии. В Девоншире, недалеко от Тотнеса, в имении Элмхерстов, дочь которых Беатрис Стрейт заинтересовалась искусством русского актера и его педагогическим методом, ему была предоставлена возможность создать Театральную студию - часть большого культурного центра. Ч. стремился воспитать здесь актера нового типа, что предполагало, помимо профессионального обучения, формирование нравственно полноценной личности, ответственной за влияние, оказываемое на зрителя. Было набрано 20 учеников, ив 1936 начались занятия по разработанной Ч. новой системе. Он практически прекратил свою актерскую деятельность, сосредоточившись на преподавательской работе. В декабре 1938 студия была переведена в Америку, в специально купленное для нее имение в Риджфилде; в начале 1939 преобразована в театр со школой при нем. Первый спектакль - "Одержимый" ("Бесы"), показанный 24.10,1939 в Нью-Йорке на Бродвее, был создан по методу Ч., когда работа драматурга Г.Жданова велась параллельно с работой режиссера и актера (оформление М.Добужинского). Среди других спектаклей Ч. - "Двенадцатая ночь", "Сверчок на печи", "Король Лир". Театр совершал гастрольные поездки по Америке. После распада театра в 1942, когда всех актеров забрали в армию, Ч. поставил в ньюйоркской Новой опере "Сорочинскую ярмарку" М.Мусоргского. --- В 1944-45 в "Новом журнале" была опубликована книга воспоминаний Ч. "Жизнь и встречи". Повторяя в некоторой степени "Путь актера", книга освещала и годы пребывания в Западной Европе; воспоминания утратили прежнюю исповедальность, появилась ранее не свойственная Ч. самоирония. Книга "О технике актера" (1946) стала результатом работы, начатой Ч. еще в России и систематизированной в Англии. В основе метода Ч. лежала система Станиславского, обогащенная талантом Вахтангова и практикой самого Ч. Он развил свое понимание роли "атмосферы", "фантазии", по-новому поставил вопрос о взаимоотношениях актера и образа, разработал понятия "психологический жест", "центр", Книга стала настольной для американских актеров. С начала 50-х Ч. писал "биографические повести" о А.Чехове, К. Станиславском и Вл. Немировиче-Данченко, раскрывая процесс творческого становления личности художника путем жертв и отказа от первоначального призвания. --- В 1942, когда Ч. остался без своего театра, С.Рахманинов, с которым он познакомился в 1929 в Париже, помог ему устроиться в Голливуд. Первая роль - старый крестьянин в картине "Песнь о России"; снимался также в фильмах "В наше время" (1944), "Зачарованный" (1945), "Клянусь!" (1946), "Призрак розы" (1946), "Ирландская роза Эбби" (1946), "Приглашение" (1952), "Рапсодия" (1952). Хотя эта работа и не удовлетворяла Ч" за роль доктора Брулова в кинофильме "Зачарованный", исполнение которой, по отзыву критика, "было поистине сенсацией", он получил премию и медаль Общества театральной кассы "Голубая лента". Давал уроки актерам Голливуда, среди его учеников Мерилин Монро, Грегори Пек, Юл Бринер, Херт Хатфилд. Читал циклы лекций по мастерству актера ("Характер и характерность", "О многоплановости актерской игры", "О чувстве ансамбля", "О любви в нашей профессии", "О пяти принципах внутренней актерской техники", "О пяти великих русских режиссерах"). В 1946 работал с актерами голливудского Лабораторного театра над "Ревизором"; пресса отметила: "Постановка Михаила Чехова придала пьесе характер гротеска, и это впечатляет. Режиссура гениальна". --- Влияние Ч. на американский театр гораздо более значительно, чем на русский, его имя получило мировую известность после того, как стало известно в Америке. На Западе Ч. сумел осуществить свою мечту об особом нравственно-художественном театре, но он сохранял духовную связь с Россией. Во время 2-й мировой войны давал концерты в пользу Красного Креста, направлявшего собранные средства в СССР. Увидев в 1945 кинофильм С.Эйзенштейна "Иван Грозный", обратился к участникам этой работы с письмом, в котором подробно ее разбирал и давал множество профессиональных советов. В переписке Ч. последних лет не раз упоминались Станиславский, МХАТ, Россия, Москва. --- Долгие годы страдал болезнью сердца, умер скоропостижно. Урна с прахом артиста похоронена на кладбище Форест Лаун Мемориел, в Голливуде. --- Соч.: Литературное наследие, т. 1-2. М., 1986. --- Лит.: Дикий А.Д. Повесть о театральной юности. М., 1957; Бирман С.Г. Путь актрисы.М., 1959; Попов А.Д. Воспоминания и размышления.М., 1963; Кнебель М.О. Вся жизнь.М., 1967; Громов В.А. Михаил Чехов.М., 1970; Пыжова О.И. Призвание.М., 1974; Алперс Б.В. Театральные очерки, т.2. М., 1977; Глумов А.Н. Нестертые строки.М., 1977; Гиацинтова С.В. С памятью наедине.М., 1985. --- М. Иванов ---

    ЧЕХОНИН Сергей Васильевич    (2.2.1878 [по др. св. 21.9.1878], с. Лыкошино, Новгородской губ. - 23.2.1936, Лёррах, Германия) график, мастер декоративно-прикладного искусства, художник театра. Родился в семье машиниста Николаевской железной дороги. Детство и отрочество провел на станции Чудово в Новгородской губернии. Благодаря дружеским связям с семьей писателя-демократа Г.Успенского Ч. познакомился со многими видными деятелями русского искусства, под влиянием которых сформировались его гражданские позиции. В 1896-97 учился в Рисовальной школе Общества поощрения художеств у Е.Сабанеева и Я.Ционглинского, в 1897-1900 - в Тенишевской мастерской у И.Репина в Петербурге. --- С первых шагов в искусстве проявил интерес к его прикладным видам, к традициям художественных ремесел, специфике различных техник и материалов. Еще в ученический период увлекся керамикой. В 1-й половине 1900-х работал под руководством М.Врубеля и П.Ваулина в керамической мастерской "Абрамцево", организованной С.Мамонтовым в Москве за Бутырской заставой; принимал участие в изготовлении майоликовых украшений фасадов гостиницы "Метрополь" (мозаики балконов и панно на боковом фасаде по эскизам самого Ч.). С 1907 работал в мастерской "Голдвейн и Ваулин" в Кикерино под Петербургом. Выполнил изразцовый фриз для актового зала Городского училища дома им. Петра Великого (1909-11), майоликовые панно для церкви лейб-гвардии Московского полка и храма "В память 300-летия дома Романовых" (1914) в Петербурге. Керамикой не ограничивался: в 1903 расписал зал выставки "Современное искусство", устроенной С.Щербатовым на Большой Морской, позже - ряд других интерьеров в частных и общественных зданиях Петербурга; в 1913-15 вместе с другими художниками декорировал комнаты Юсуповского дворца на Мойке - выполнил, в частности, для мраморного камина финифть огромных размеров, изображающую корзину с цветами. В те же и последующие годы создал ряд миниатюр на эмали, В 1913 участвовал в подготовке Второй всероссийской кустарной выставки в Петербурге, после чего был назначен консультантом в отдел кустарной промышленности в министерстве земледелия, где проработал до 1917. Одновременно руководил мастерскими: финифтяными в Ростове Ярославской губернии и в Торжке - Тверской; по производству мебели по образцам XVIII-XIX вв. в селе Кологривове Ефремовского уезда Тульской губернии; золотошвейной и точальной (по коже) в Торжке. --- Параллельно шла работа, связанная с полиграфией. Начало было положено в годы 1-й русской революции, когда Ч. принял активное участие в издании и иллюстрировании сатирических журналов "Зритель" (1905), "Маски" и "Альманах" с приложением "Вербный базар" (1906). В карикатурах для этих журналов, во многом еще несовершенных, а также в шмуцтитулах для "Календаря русской революции" В.Бурцева (изд. в 1917) проявилась склонность художника к гротеску и остроте графических решений. С конца 1900 работа в области книжной графики стала систематической. Один за другим получал Ч. заказы издательств "Шиповник", "Просвещение", "Брокгауз и Ефрон", "Пантеон", "Светозар", Общины Святой Евгении, Н.Бутковской, журналов "Сатирикон", "Галчонок", "Новый Сатирикон", "Аполлон", "Солнце России", "Голос жизни", "Лукоморье". Среди оформленных Ч. книг - "Французское искусство и его представители" Я.Тугендхольда (1911), "Легенда будней" Д.Цензора, "Бенгальские огни" А.Аверченко, "Апельсиновые корки" М.Моравской, сочинения Г.Лукомского, посвященные русским городам и памятникам архитектуры (все - 1914), "Моцарт и Сальери" А.Пушкина с рисунками М.Врубеля (1915), "Венок Врангелю", "Альманах Муз" (обе - 1916), "Чудо" А.Федорова (1917). В своих многочисленных орнаментально-шрифтовых обложках и титульных листах, декоративных виньетках Ч., опираясь на достижения художников, группировавшихся в конце 1890-х - начале 1900-х вокруг журнала "Мир искусства", довел систему линейно-силуэтной графики до логического завершения. Развиваясь в русле стиля модерн, творчество Ч. обнаружило черты неоклассицизма, что выражалось и в строгой выверенности пропорций, и в симметрии заключенных в прямоугольные или овальные рамки композиций обложек, и в приверженности к ампирным мотивам: вазам, букетам, венкам, гирляндам, архитектурным деталям.Ч. привлекали также традиции русского народного искусства. Но к каким бы образцам Ч. не обращался, он никогда механически не повторял их, а постигал в художественном наследии, как и в самой натуре, законы формообразования, следуя которым создавал виртуозные узоры. Постоянное внимание уделял искусству шрифта, от сложного декоративного до строгого классического, предназначенного для отливки и набора. За один из таких шрифтов он получил первую премию на конкурсе, устроенном в 1912 типографией Лемана. --- В 1909 Ч. дебютировал на 6-й выставке Союза русских художников в Петербурге, а в 1912 стал членом возрожденного объединения "Мир искусства", участвовал в его выставках в 1913, 1915-18, 1922 и 1924. В 1914 произведения Ч. экспонировались на Международной выставке печатного дела и графики в Лейпциге. Самому художнику к этому времени за рубежом довелось побывать дважды: в середине 1906, опасаясь политических преследований, он уехал в Париж и прожил там более года; в 1913 министерством земледелия был командирован в Берлин для подготовки Выставки русских кустарных изделий. --- После Февральской революции Ч. продолжал деятельность в министерстве земледелия, явившись инициатором создания комиссии, призванной способствовать развитию художественной промышленности и кустарного производства; через несколько месяцев после октябрьского переворота вошел в коллегию при отделе изобразительных искусств Наркомпроса. В 1918-23 и в 1925-27 осуществлял художественное руководство подчиненного Наркомпросу Государственного фарфорового завода в Петрограде-Ленинграде, а в 1923-25 - Новгубфарфора (быв. фарфорового завода М.Кузнецова на Волхове). В искусство фарфора Ч. привнес высокую графическую культуру, совершенное владение традиционными и новыми технологиями; он работал над эскизами росписей и новыми формами как уникальных, так и массовых изделий. Вокруг Ч. сформировалась плеяда художников различных направлений, благодаря коллективным усилиям которых отечественный фарфор конца 1910-20-х стал заметным явлением искусства XX в, Среди тех, кто испытал непосредственное влияние Ч., были братья Вычегжанины: Петр Владимирович, впоследствии получивший признание во Франции под псевдонимом Пьер Ино как график и живописец-станковист, и Георгий (Юрий) Владимирович - усыновленные Ч. дети его жены Лидии Семеновны Вычегжаниной от ее первого брака с художником В.Левитским. --- Захваченный революционными настроениями, а затем и пафосом советской государственности, Ч. увлекся агитационно-массовым искусством, активно включился в создание новой эмблематики, именно ему принадлежат официально утвержденные варианты печати Совнаркома, герба и флага Российской Федерации; он украшал революционными лозунгами, изображением серпа и молота и аббревиатуры РСФСР фарфоровые блюда, тарелки и чашки, ценные бумаги, разнообразные издания. Выполнил портреты деятелей революции, С его обложками и иллюстрациями выходили журналы "Пламя", "Красная панорама", "Москва", "Балтийский морской транспорт", "Сирена", "Дом искусств", "Красный командир", "Аргонавты" и др. В числе оформленных и проиллюстрированных им в послереволюционные годы - книги: "Фауст и Город" А.Луначарского (Пг,, 1918), "2-й конгресс Коммунистического Интернационала" (М., 1920), "Руслан и Людмила" А.Пушкина (Пг., 1921), "Что такое театр" Н.Евреинова (Пг,, 1921), "Десять дней, которые потрясли мир" Дж.Рида (М., 1923), "Власть Советов за пять лет" (М., 1927), детские книжки-тетрадки: "Тараканище" К.Чуковского (Пг., 1923, позднее выдержала еще 9 изд.), "Гости" Е.Полонской (Л.-М., 1924), "Книжка про книжки" С.Маршака (Пг., 1924). Одновременно Ч. создавал многочисленные издательские марки, экслибрисы и другие графические произведения. --- Ч. оказался восприимчив к новому искусству: кубизму, супрематизму, конструктивизму. Правда, он не стремился осмыслить художественную сущность этих явлений, находя и в архитектонах К.Малевича, и в контррельефах В.Татлина лишь средства для усиления декоративности и фактурного разнообразия, экспрессии и динамики собственных композиций, в которых по-прежнему оставался мирискусникомстилизатором. Соединение классики и авангарда путем некоего компромисса между ними, породившее особый феномен - "советский ампир" (А.Эфрос), обеспечило графике Ч., его шрифту необыкновенную популярность, сделало их языком времени. Критика писала о послереволюционном творчестве Ч. как о праздничном и ликующем. Однако звучали в нем и трагические ноты, как, например, в росписах по фарфору, посвященных голоду 1921 в Поволжье: в них не только отклик на тяжелое бедствие, но и скорбное раздумье об исторической судьбе России. О неоднозначном восприятии художником окружающей действительности говорят и созданные в те же годы гротескно сатирические образы. --- Помимо выставок "Мира искусства", в советский период своей жизни Ч. участвовал в выставках художников-членов Дома искусств (1920 и 1921), Общины художников (1921-22 и 1925) в Петрограде, Ассоциации художников революционной России (1923 и 1925), во Всесоюзной выставке советского фарфора (1926), выставке "Русский рисунок за 10 лет Октябрьской революции" (1927), Выставке художественных произведений к 10-летнему юбилею Октябрьской революции (1928) в Москве; в Выставке русских книжных знаков (1926), Выставке русского фарфора (1927), выставке "Художественный экслибрис" (1928) в Ленинграде: в Первой русской художественной выставке в Берлине (1922): в Международной книжной выставке во Флоренции (1922);в 14-й Международной выставке искусств в Венеции (J 924); в Выставке русского искусства в НьюЙорке и Лос-Анджелесе (1924-25): в Международной выставке декоративно-художественных искусств в Париже (1925): в Международной выставке художественной промышленности и декоративных искусств в Монце-Милане (1927); в Выставке советского искусства в Токио (1927). --- В начале 1928 Ч. выехал во Францию. Этот шаг был во многом вызван открытием в Париже международной ярмарки, на которой был представлен советский фарфор и, в частности, вещи, расписанные по эскизам Ч. Обосновавшись в Париже, художник не предполагал, что навсегда покинул родину: в течение двух лет он продолжал работу для издательств Москвы и Ленинграда и до последних лет жизни не менял гражданства. Весной 1928 Ч. сделал попытку сотрудничества с Национальной мануфактурой в Севре. Но из-за несоответствия стилистическому направлению, принятому на севрском заводе, росписи Ч. не были допущены к тиражированию, хотя и по-лучили высокую оценку, а декорированные им уникальные изделия экспонировались в 1928 на Осеннем салоне. В конце того же года в Париже почти одновременно открылись две выставки: произведений четырех советских художников (Н.Альтмана, Р.Фалька, Ч. и П.Вычегжанина), устроенная галереей "Ласточки" ("La Galerie de l'Hirondelle" в саду Пале Рояль) и персональная - Ч. на Rue de la Paix, финансированная парижским ювелиром А. Маршаком. На первой выставке Ч. был представлен работами, выполненными в России: фарфором, книжной графикой, портретными миниатюрами, пейзажами с натуры. Среди 70 произведений, показанных на второй портреты, натюрморты, пейзажи, композиции на темы русского фольклора, эмаль, ювелирные изделия, фарфор, эскизы театральных костюмов и декораций, многие из них были созданы уже в Париже. Почти целиком из французских вещей состояла следующая и последняя персональная выставка Ч. "Портреты и миниатюры" в галерее "A la Renaissanse" на Rue Royale, Новые произведения показал он и на Выставке русского искусства в Копенгагене. --- Ч. намеревался сосредоточиться на росписи по эмали. Однако неожиданная смерть А.Маршака, на материальную поддержку которого рассчитывал художник, нарушила планы. Главной стала работа для сцены, начатая еще в России в театре Р.Кугеля "Кривое зеркало". В Париже на рубеже 20-30-х Ч. выполнил эскизы декораций и костюмов к опере М.Глинки "Руслан и Людмила" для "Летучей мыши" Н.Балиева, к балету "Исламей" на музыку М.Балакирева, к балету "Снегурочка" на музыку А.Глазунова (постановка не осуществлена) для Русских балетов В.Немчиновой, к другим спектаклям и концертным номерам, а также рисунки театральных афиш: одновременно делал эскизы мебели, бытовых предметов, оформлял рекламные страницы популярного парижского журнала "Voque". Во всех этих работах стало заметнее влияние авангарда, однако и кубизм, и супрематизм здесь несли игровое начало, передавали атмосферу Парижа, ставшего средоточием различных художественных направлений. Композиции строились на острых, будоражащих контрастах геометризированных и текучих линий, жестких, рубленых и естественных форм, броских и изысканных цветовых сочетаний. В конечном счете гармония приглушала все диссонансы, а авангард оказывался растворенным в стилистике позднего модерна - ар деко. При этом большую роль приобрели характерные для русского эмигрантского искусства национально-романтические мотивы. --- В начале 1930 Ч. занялся реставрацией старой живописи и фарфора. В процессе работы над росписями тканей, склонный к всевозможным техническим усовершенствованиям, он изобрел способ многоцветной печати с одного цилиндра, открывавший огромные возможности для текстильной промышленности, и запатентовал его в 1933 в Европе, а на следующий год - в Америке. Однако реализовать проект не удалось. Предпринятая с этой целью поездка в Нью-Йорк (1934) окончилась безрезультатно, через несколько месяцев из-за начавшейся болезни сердца Ч. вынужден был вернуться в Париж. Не имели успеха и его неоднократные обращения в советское посольство во Франции. В 1935 промышленная установка по чертежам Ч. была построена на красильнопечатной фабрике в Вейле близ Базеля. После месяца работы там, в начале 1936, Ч. скончался от инфаркта в госпитале Святой Елизаветы соседнего города Лёррах на швейцарско-германской границе. В 1995 в Петербурге в Русском музее состоялась выставка произведений художника из российских собраний. --- Произведения Ч. хранятся в Третьяковской галерее, в Музее изобразительных искусств им.А.Пушкина, во Всероссийском музее декоративно-прикладного и народного искусства, в Музее керамики и "Усадьбе Кусково XVIII в." в Москве; в Русском музее, в музее Петербургского фарфорового завода в Петербурге; в Национальном музее современного искусства и в коллекции Р.Герра в Париже; в музее Национальной мануфактуры в Севре; в коллекции Н.Лобанова-Ростовского в Нью-Йорке, в др. отечественных и зарубежных собраниях. --- Соч.: Русская кустарная выставка в Берлине // Аполлон, 1914, № 3; Техника росписи по фарфору / Русский художественный фарфор: Сб. статей о государственном фарфоровом заводе под ред.Э.Ф.Голлербаха и М.В.Фармаковского.Л., 1924: Русский фарфор // Жар-птица, 1927, № 6. --- Лит.: Эфрос А., Лунин Н.С.Чехонин.М.-Пг., 1924; Боцяновский В. Художник двух революций // Былое, 1925, № 1; Андреева Л.В. Советский фарфор: 1920-1930-е годы.М., 1975; Ее же. О последних годах творчества С.Чехонина / Советское декоративное искусство, 26. М., 1978; Липович И.Н. Книжная графика С.В.Чехонина / Иллюстрация.М., 1988; Герчук Ю.Я. Орнаменталист революции / Художественные миры книги.М., 1989: Липович И.Н. Сатирические символы Чехонина // Творчество, 1990, № II; Голынец С.В. Сергей Чехонин: Серп и Молот и Тараканище // Вопр. искусствознания, 1994, № 1; С.В.Чехонин. 1878-1936: Каталог выставки. Авт.-сост. Е.А.Иванова, 'И.Н.Липович. СПб., 1994. --- С. Голынец ---

    ЧЕЧОТТ Генрих Оттонович    (30.6.1875, Петербург - 6.9.1928, Фрейберг, Германия) горный инженер. Родился в семье врача. В 18 9 4 окончил гимназию и поступил в Горный институт в Петербурге, где обучался до 1900. С 1901 по 1908 работал в Главном горном управлении; затем в 1909 был зачислен адъюнктом по кафедре горного искусства в Горный институт, В том же году Ч. посетил Германию, где во фрейбергской Горной академии занимался изучением обогащения полезных ископаемых; побывал на ряде предприятий, изготовляющих горно-обогатительное оборудование. В 1914, когда в преддверии войны вопросы механической обработки полезных ископаемых приобрели для России особую актуальность, Ч. был командирован в США - страну, достигшую в то время наибольших успехов в этой области. Ч. поступил на старший курс обогатительного отделения Технологического института в Бостоне, где в течение трех месяцев слушал лекции Р.Ричардса. Здесь же он провел детальный осмотр горно-обогатительных предприятий. --- Возвратясь в Петербург, Ч. защитил диссертацию. Обе "пробные лекции", чтение которых было обязательным по правилам защит диссертаций в Горном институте, были посвящены проблемам обогащения руд. В должности экстра-ординарного профессора (с 1915) Ч. читал лекции по механической обработке полезных ископаемых. Хорошо зная запросы практики, он понимал невозможность успешного развития горного производства без внедрения новых процессов обогащения, подготовки квалифицированных кадров, создания научно-производственной базы исследований. Благодаря его инициативе в 1920 в Горном институте была учреждена первая в стране кафедра обогащения полезных ископаемых. За эти годы вышел в свет "Курс механической обработки полезных ископаемых", еще 64 научных работы Ч" основная часть которых касалась непосредственно вопросов обогащения; он по праву считается пионером в этой отрасли знаний. --- Имя Ч. получило широкую известность, к нему постоянно обращались руководители крупных горно-промышленных предприятий с просьбой провести экспертизу, консультацию, разработать проект обогатительной фабрики. Только за период с 1916 по 1922 под его руководством было выполнено 14 проектов обогатительных фабрик. Он постоянно выезжал в командировки по России и за границу, выступал с лекциями, в которых пропагандировал достижения обогатительного дела. --- В 1916 Ч. организовал первую в России обогатительную лабораторию, в которой испытывались руды на обогатимость и проводились практические занятия со студентами. В 191819 по его проекту была создана испытательная станция с полупромышленными аппаратами отсадочной машиной, круглым концентратным столом и деревянной флотационной машиной. Результаты испытаний стали исходным материалом для проектирования обогатительных фабрик, Такие проекты были выполнены в специальном производственном бюро, также организованном Ч. В лаборатории и испытательной станции, представлявших первую научно-исследовательскую базу в области обогащения полезных ископаемых, под руководством Ч. проходили подготовку инженерные кадры обогатителей нашей страны, зарождалась научная школа. После революции 1917 работа созданных Ч. учреждений не была остановлена. Проектное бюро по его предложению в 1920 преобразовалось в Институт механической обработки полезных ископаемых (МЕХАНОБР): его директором стал Ч. (1920-22). --- В 1922 Ч. выехал в Польшу, где в качестве профессора приступил к преподаванию в краковской Горной академии. Он также вел больтую практическую работу, поддерживая тесную связь с предприятиями горной промышленности Польши. За время с 1922 по 1928 Ч. опубликовал в Польше 43 научных работы, что стало значительным вкладом в развитие горного дела Польши. Одновременно в Петрограде в 1924-29 издавался в виде выпусков его фундаментальный труд "Обогащение полезных ископаемых" - книга, ставшая по существу энциклопедией обогатительного дела. --- В 1928 по поручению Товарищества эксплуатации калиевых солей Польши Ч. выехал в Германию и Испанию, однако, не добравшись до места назначения, скончался во Фрейберге от заражения крови. Его тело было перевезено в Польшу и захоронено на Евангелическом кладбище в Варшаве. --- Лит.: Глембоцкая Т.В. Первая отечественная научная школа в области обогащения полезных ископаемых / Становление и развитие отечественных горных научных школ.М., 1986. --- Т. Глембоцкая ---

    ЧИРИКОВ Евгений Николаевич    (24.4.1864, Казань - 18.1.1932, Прага) - прозаик, драматург, публицист. Родился в семье безземельного дворянина, отставного офицера. Детство Ч. прошло в селах и уездных городах Поволжья, В 1883 окончил казанскую гимназию, в старших классах которой испытал воздействие идей народничества, и поступил на юридический факультет Казанского университета. В декабре 1887 исключен из универститета в числе вожаков студенческой сходки (вместе с В.Ульяновым) и выслан в Нижний Новгород. Входил в марксистские кружки, неоднократно подвергался арестам и высылкам. В 1887 в казанской газете "Волжский вестник" был опубликован первый рассказ Ч. - "Рыжий". --- С 1894 его рассказы печатались в петербургских журналах "Русское богатство", "Мир Божий", "Северный вестник", "Жизнь", Изображая темные стороны жизни ("Свинья", 1888; "В лесу", 1895; "Прогресс", 1896; "Хлеб везут", 1897; "Танино счастье", 1901), Ч. следовал демократической традиции русской литературы. Излюбленными героями Ч. были представители провинциальной интеллигенции, в частности, студенты (напр., рассказ "Gaudeamus igitur", 1894). Одним из первых он изобразил столкновение народников с марксистами (повести "Инвалиды", 1897; "Чужестранцы", 1899). Переехав в Москву, вошел в литературный кружок "Среда". Откликом на Кишиневский погром явилась пьеса "Евреи" (1904), имевшая большой литературно-общественный резонанс. Он был автором и ряда др, пьес: "Иван Мироныч" (1901), "На дворе во флигеле" (1902), "Мужики" (1905), "Легенда старого замка" (1907), "Лесные тайны" (1911) и др. --- В 1900-х Ч. был тесно связан с горьковским издательством "Знание", которое в 1901 выпустило 3 тома его рассказов; активно участвовал в литературно-художественных сборниках "Знания". С 1901 по 1909 в "Знании" выходило собрание сочинений Ч. в 8-ми томах, выдержавшее 6 изданий. В 1910-18 "Московское книгоиздательство" публиковало его собрание сочинений в 17-ти томах. В 1908 Ч. ушел из "Знания" и стал сотрудничать в альманахе издательства "Шиповник" и сборнике "Земля"; в этот период в его творчестве проявилось влияние символизма. Во время 1-й мировой войны занял оборонческую позицию (сб. рассказов "Эхо войны", 1915, 191 6) и окончательно порвал с Горьким. --- Сочувственно воспринял Февральскую революцию; к Октябрьской революции отнесся отрицательно, осуждая подавление демократии и разгул большевистского террора.В.Ленин, ознакомившись в 1919 с брошюрой Ч. "Народ и революция", отнес ее к "белогвардейской литературе"; в марте 1920 отметил "писания русских интеллигентов вроде Чирикова", которые, "помогая Деникину, рассуждают об Учредительном собрании, о равенстве и т.д.". Выступления Ч. против новой власти не раз ставили его жизнь под угрозу - так, летом 1918 только случайность спасла его от расстрела в Коломне. --- Ч. неоднократно заявлял, что не покинул родину, а был изгнан. В 1918, после того, как Ленин предложил ему уехать из Советской России, угрожая в противном случае арестом, Ч. вместе с женой, актрисой В.Иолшиной, направился в Ростов-на-Дону, а затем в Крым, где имел дачу. Пятеро его детей были разбросаны по всей России, один из сыновей, сражавшийся в Добровольческой армии, потерял ногу. Под давлением окружающих, в частности, по настоятельному совету В.Бурцева 13.11.1920 Ч. выехал из Севастополя в Константинополь. В письме к дочери делился первыми эмигрантскими впечатлениями: "Жизнь здесь невозможна, никакого заработка, русские служат прачками, кухарками, лакеями - ужас!" В начале 1921 ему удалось перебраться в Софию, а оттуда в Прагу, где благодаря участию и помощи чешских писателей он собрал в конце концов всю семью. Среди русских писателей, находившихся в Чехословакии, Ч. был заметной и уважаемой фигурой. Его произведения переводились на чешский язык, на русском же языке публиковались в пражских эмигрантских изданиях "Ковчег", "Младорусь", "Студенческие годы" и др. В Чехословакии им была написана последняя часть начатой в России автобиографической книги "Жизнь Тарханова" - роман "Семья" (1925), рассказы "Красота ненаглядная" (1924), "Между небом и землей" (1927), "Девичьи слезы" (1927), повесть "Отчий дом" (1929). В сборник "Красный паяц: Повести страшных лет" (Берлин, 1928) вошли рассказы о гражданской войне ("Красный паяц", "Опустошенная душа", "Да святится имя твое", "Мстители"), Ужасы революционного времени, гражданской войны, белого и красного террора получили отражение в романе "Зверь из бездны: Поэма страшных лет" (Прага, 1924), который писатель посвятил чешскому народу "в знак глубокой благодарности за то, что братский народ дал мне приют и возможность написать эту книгу". Роман вызвал огромный читательский интерес и бурную полемику в прессе. --- В январе 1927 в Праге отмечалось 40-летие литературной деятельности Ч. Сам он не считал возможным продолжать ее: "Все в прошлом. Настоящего точно нет, Конечно, много сюжетов дать может и эмиграция, но не хочется и не можется шевелить и бередить наши язвы и наши страдания", В 1928 закончил работу над воспоминаниями (отд. фрагменты публ. в 1921-2, полностью опубл. в 1933); описал встречи с Н.Чернышевским, А,Чеховым, резко отзывался о Ленине и Горьком ("сперва друг, а потом непримиримый враг"). Спорил с эмигрантами, обвинявшими во всем А.Керенского, тогда как Временное правительство, впустившее в Россию Ленина ("Троянского коня"), "имело в своем составе столько излюбленных мужей разума, среди которых был и испытанный политик и историк Милюков". В конечном счете возлагал ответственность за большевистскую революцию на правительства Александра III и Николая II, "все время державших котел государственной машины под давлением революционных паров и никогда вовремя не открывавших предохранительных клапанов", в частности, не решивших вопрос о земле, не приобщавших народ к гражданской жизни, оставлявших его в "искусственном невежестве". --- Вспоминая о Ч.-писателе, Д.Мейснер писал: "В этом на первый взгляд нарочито простоватом человеке, немного лукавом, всегда остроумном и живом была удивительная, чисто русская уютность. Он был очень любим окружающими, прежде всего за эти его качества, за его простоту и какую-то особенную "народность". В торжественных похоронах Ч. участвовали представители русских и чешских организаций, в том числе первый премьер-министр Чехословакии К.Крамарж. Похоронен писатель на Ольшанском кладбище в Праге рядом с русским храмом. --- Соч.: Собр. соч.: В 14-ти т. Прага, 1924-28; Русский народ под судом Максима Горького, М., 1917; Вечерний звон: Повести о любви. Белград, 1932; На путях жизни и творчества: Отрывки воспоминаний / Лица: Биографич. альманах, вып.3. М.-СПб., 1993. --- Лит.: Сахарова Е.М.Е.Н,Чириков. Очерк жизни и творчества / Е.Н.Чириков. Повести и рассказы.М., 1961; Дроздов А. Интеллигенция на Дону // Арх. рус. рев-ции, т.2. М., 1991. --- А. Руднев ---

На фотозаставке сайта вверху последняя резиденция митрополита Виталия (1910 – 2006) Спасо-Преображенский скит — мужской скит и духовно-административный центр РПЦЗ, расположенный в трёх милях от деревни Мансонвилль, провинция Квебек, Канада, близ границы с США.

Название сайта «Меч и Трость» благословлено последним первоиерархом РПЦЗ митрополитом Виталием>>> см. через эту ссылку.

ПОЧТА РЕДАКЦИИ от июля 2017 года: me4itrost@gmail.com Старые адреса взломаны, не действуют.