МЕЧ и ТРОСТЬ

В.Черкасов-Георгиевский «Записки зарубежника». Глава 4 «Приход в Щербинке».

Статьи / История РПЦЗ
Послано Admin 10 Мая, 2020 г. - 08:56

Начало: В.Черкасов-Георгиевский «Записки зарубежника». Глава 1 «Новогиреевский приход».
В.Черкасов-Георгиевский «Записки зарубежника». Глава 2 «"Приход у метро "Проспект Вернадского"»
В.Черкасов-Георгиевский «Записки зарубежника». Глава 3 «Приход на Филях».


У истоков дома прихода РПЦЗ в подмосковной Щербинке стоял вездесущий о.В.Лапковский. Когда живший там с женой и тремя детьми М.Калинин начал возводить надстройку над первым этажом дома на своем земельном участке под храм, он поселился там и наблюдал за стройкой. Но когда храм был готов, а внизу его разместились гостевые комнаты и трапезная рядом с домом семьи Калинина, он пригласил туда служить о.Алексея Лашкеева. Лашкеев был молод и придирчив, любил, чтобы возили на автомобиле, и запросил для себя с женой неподъемное для Калинина денежное содержание, В результате Лашкеев отправился с супругой на ее родину, а в храме стал служить епископ РПЦЗ, затем РосПЦ Московский и Белгородский Дамаскин (Балабанов).

Епископ Дамаскин был в его молодости в Курске студентом сельхозвуза, когда написал антисовецкое аналитическое произведение, которое попало в КГБ. Там его избили и приказали скрыться из центра России подальше. И Балабанов отправился в Сибирь, в Якутию, где годы работал по рабочим специальностям. После Перестройки он вернулся домой на Белгородчину, приобщился к чтению псалтири над умершими, но не прижился послушником монастыря МП, где увидел разврат и разочаровался во всем патриаршем. Потом он общался с клириками РПЦЗ и переехал на жительство в резиденцию вл.Виктора (Пивоварова) в Славянске-на-Кубани. Там он укреплялся под его рукой и был рукоположен в иеромонахи. Затем получил сан архиерея и вл.Виктор дал ему место в самом центре России под Москвой.

Вл.Виктор во всем доверял и надеялся на вл.Дамаскина, но не ожидал, что этот молчаливый клирик развернет энергичную деятельность в Щербинке. А там наш приход со временем стал настолько популярным, что интернет-корреспонденции из него читали даже на Афоне. Дело в том, что помимо моего сайта МИТ об этом писал запущенный вл.Дамаскиным сайт «Исповедник», а также сайт «Сила и Слава» секретаря Дамаскина из мирян Антония Кузнецова. Выпускник МИФИ, он был глубоко погружен в церковные знания, пел и читал на клиросе, вел большую канцелярскую работу вл.Дамаскина и не зря получил прозвище «уставщик».

Известность нашего прихода достигла зеницы как раз перед подписанием Акта об объединении МП и РПЦЗ в 2007 году, когда модный журнал «Профиль» прислал корреспондентов в Щербинку и их репортаж о нашем приходе был напечатан в журнале рядом с репортажем о подписании Акта МП-РПЦЗ в храме Христа Спасителя. На своих трех сайтах мы уделяли много внимания экклезиологическим вопросам, православной церкви; в частности, взаимоотношениям церкви и русских царей. Это направление и стало причиной, по которой глава нашей РосПЦ -- осколка РПЦЗ Антоний (Орлов) вместе со своим соратником вл.Виктором (Пивоваровым) обвинили вл.Дамаскина в ереси «царебожничества» и на Архиерейском соборе отправили его на покой.

Однако вл.Дамаскин объединился с еще одним епископом РосПЦ Иоанном (Зиновьевым) с Украины и они создали юрисдикцию РосПЦ(Д). Этот РПЦЗ-осколок вскоре пополнился епископами, наши приходы протянулись от Белоруссии до Молдавии, не говоря уже о центральной России. Все так бы и шло более или менее полноценно, если бы не нашла коса на камень в проблеме создания нашего Вероисповедания. Текст этого документа создавался в недрах прихода под присмотром Кузнецова. В результате он стал своеобразным православным, экклезиологическим, философским трактатом с современным взглядом на историю России, на ее политические пути. Властям РФ не понравилась монархическая установка Вероисповедания и министерство юстиции РФ запретило его, поместив в Федеральном списке экстремистских материалов.

За его распространение в бумажном виде был привлечен органами наш прихожанин города Кирова, а меня за его публикацию на МИТ вызывали на допросы в прокуратуру и Следственное управление. В этой напряженной ситуации 2010 года вл.Дамаскин повел себя изменническим образом нашему делу. Он «исправил» текст Вероисповедания в его самых острых местах и отпечатал новый тираж этого документа. Сей истории посвящено много места в моем романе «Меч и Трость» и я процитирую из него фрагменты, раскрывающие образ вл.Дамаскина, его позиции как архиерея и человека. Такой взгляд характерен в оценке вообще деятельности архиереев РПЦЗ-осколков, выросших из российских священников. Фамилии персонажей изменены, я уточню их, указав главные прототипы. Андрей Изразцов – это Антон Кузнецов, Колобанов – это Дамаскин (Балабанов), Черемисов – о.Николай (Мамаев), Урлов – вл. Антоний (Орлов), Заваров – вл. Виктор (Пивоваров), Зинин – вл.Иоанн (Зиновьев), Вербинка – Щербинка.

«Отец Антипа пристально разглядел в Вербинке Колобанова. Высоченный, плечищи-ручищи, полуседая грива, бородища, острый взгляд темных глаз. Но ежели не вскидывал на кого-нибудь очи Дамаскин, в них плясала неуверенность. Говорил с простецкими улыбками, вплетая деревенские обороты, «народным» он себя и ощущал. Купавшись за границей в лучших белоэмигрантских православных кругах, Дамаскин вынес к ним лишь презрение, хотя получил сан в основанной ими РПЦЗ.

Антипа, зная о рассказанных Дамаскиным его подвигах на северах, засомневался, что их совершил могучий только на вид Колобанов. Тот поныне не шибко походил на бунтаря, пробалтывался. Отец Антипа в беседе с ним помянул ушедших из РосПЦ(Д) Изразцова, игумена Никодима Черемисова, что они продолжают исповедничество в интернете. Дамаскин вспыхнул, почти взвыл:

-- Да зачем дергать тигра за усы!

Тигром для него являлась советская, теперь путинская власть, а самоотверженная проповедь Христова его бывших монахов-рыцарей – всего лишь беспокойством растительности на морде зверя. Колобанов с тех пор, как студентом его били в курском КГБ до кровавой мочи, крепко запомнил, как тигрище способен кромсать человечка, взявшегося, а не способного на великое дело. Вынесло Дамаскина в первоиерархи очередного РПЦЗ-осколка лишь по инициативе давнего перебежчика по юрисдикциям епископа РосПЦ Иоанна Зинина, он был в МП, потом в Украинской автокефальной церкви, потом в РПЦЗ(А) и наконец в РосПЦ. Тот при удалении А.Урловым, В.Заваровым ставшего их конкурентом в центре России Колобанова на покой раскольно сговорил его основать свой осколок РосПЦ(Д)…

Изразцов раздражился, услышав о Колобанове.

-- Это слизняк, аморфная расползающаяся масса, которая как жидкая грязь проходит сквозь пальцы! Колобановская склизкость, теплохладность, безхребетность, безыдейность и безпринципность отталкивающе-отвратительна. Колобанов -- типичный представитель советского народа, которому напрочь закрыт доступ ко всему духовному. Как и всякий советский человек он почти всегда живет чужим умом, его мысль скользит по поверхности жизни, не поднимаясь в высоту и не уходя в глубину. Всё восприятие людей и явлений у него чисто внешнее, он не способен понять их внутреннюю сущность и первооснову, то главное, что составляет смысл явления и определяет поступки людей. Его "жизненный опыт", которым так кичится, это просто-напросто беспорядочный набор фактов и воспоминаний, какие он не в состоянии привести в систему и хоть как-то стройно осмыслить, философски и концептуально истолковать. Можете убедиться по его потрясающе пустопорожним мемуарам, нахально названным «На Божьей дорожке». Отсюда его чудовищные провалы в оценке людей, жуткое незнание жизни, никак не соответствующее его возрасту и достаточно богатой биографии. От незнания (точнее -- недуховного понимания) людей -- пренебрежение и презрение к ним, неспособность заглянуть им в душу и, как следствие, отсутствие сколько-нибудь прочных человеческих отношений с кем бы то ни было. У меня в конце концов создалось впечатление, что он просто не понимает, что такое честь, верность, предательство, измена и другие понятия, имеющие религиозно-духовное наполнение. Поэтому, совершая подлость, он искренне не понимает, что делает, так как с чисто внешней стороны ничего "такого" тут нет, а изнутри посмотреть на это он явно не способен. По этой же причине Колобан сей не может понять целый ряд исторических явлений (например, советско-германскую войну), правильное объяснение которых возможно только с духовной точки зрения.

-- Ну а как архиерей он? Ведь Дамаскина ставил в епископы такой заслуженный владыка, как Антоний Урлов, еще мальчиком прислуживавший святителю Иоанну Шанхайскому, затем Урлов был помощником митрополита Виталия, в архиереях стал его заместителем. Антоний из лучших кадров харбинской белоэмиграции, сын колчаковца. С ним Колобанова ставил владыка Виктор Заваров, который не замарал себя службой в МП, хотя закончил в ней семинарию и духовную академию, Заваров самый церковно образованный из российских «зарубежников», – заметил Антипа.

Изразцов сморщил лицо.

-- Православие Колобан также оказался способен воспринять чисто на внешнем уровне, суть и соль Православия от него ускользнули. Поэтому он сумел усвоить только формы церковной жизни, но не её содержание. Что такое Церковь, монашество, пастырство, молитва и так далее -- всё это для него как китайская грамота, он этого просто не понимает. Положение усугубляется тем, что и с наставником ему не повезло. Он готовился к епископству, живя и учась при храме Заварова – у такого же чисто советского человека!

Андрей никому пощады не давал, хотя Заваров когда-то собирался рукополагать его в священники:

– Заваров ведь воспитан МП, хотя и не стал там попом. Говорите – высокообразован? А он в академии был фотографом на все торжественные случаи -- «придурочная» должностенка. Много ли на ней от науки возьмешь? Что у Колобанова, что у Заварова (тот тоже из деревенской семьи) изначально были полностью извращены понятия о том, что такое духовная жизнь. Колобан -- типичный представитель современного горе-монашества ИПЦ, который премудрости монашеской жизни почерпнул не у истинных монахов старой школы, а у людей, знакомившихся с "монашеством" в МП и притащивших оттуда в ИПЦ все усвоенные в патриархии "монашеские" понятия и правила. Кстати, одной из причин полного краха епископата всех РПЦЗ-осколков является то, что архиереи осколков -- это бывшие монахи МП или ученики монахов МП, усвоившие антихристианские, еретические понятия о послушании, смирении, церковной дисциплине, подвижничестве и так далее. Они активно насаждают всю эту гадость в ИПЦ. Поэтому деятельность всех этих архиереев-ахринеев сугубо разрушительная, они пытаются вести церковное строительство ИПЦ методами, заимствованными у МП, прямо убийственными для ИПХ. В итоге вместо строительства получается саморазрушение или образуются микро-МП, даже нано-МП! Колобан -- достаточно яркий пример.

Изразцов сек пулеметно:

– Характерно, в частности, как Колобанов свое бегемотье нечувствие и равнодушие воспринимает за безстрастие, а свою дешевую сентиментальность -- за любовь. Его "монашество" лучше всего иллюстрируется полным погружением в интернет. Вспоминаю также, как меня поразило начало Великого Поста 2007 года. По Уставу в Чистый понедельник (как минимум) и вторник ничего не вкушается, посему я ожидал от “аскета” Колобана, который трижды умирал и четырежды замерзал (или наоборот, не помню из его северных баек), если не уставного благочестия, то хотя бы стремления подвизаться приближенно к Уставу. Каково же было мое удивление, когда он Чистый Понедельник начал с сытого завтрака гречневой кашей, тогда как даже самые немощные монахи стараются ничего не есть до вечера, а особо усердные постятся по Уставу. И весь Пост провел на трехразовом питании, хотя по Уставу вкушают пищу раз в день, если нет Литургии, и два раза в день, если есть Литургия. Его духовную опустошенность, немонашеское устроение души отлично характеризует невероятная болтливость, то самое классическое празднословие и пустословие, которые по Святым Отцам являются смертным грехом. После разговоров с ним ты опустошенный -- верный признак того, что общался с духовно пустым человеком.

Андрей перевел дух, страдальчески посмотрел на отца Антипу, а все же закончил:

– С моей точки зрения Колобанов некультурный, невежественный человек, безнадежный провинциал, ему не хватает кругозора, широты мысли, а также умения применить полученные знания и сведения на деле. Он производит впечатление дикаря, попавшего из джунглей в современный город. Возможно, он бы не растерялся в схватке с саблезубым тигром и задушил бы его руками, но в городе звук трамвая или метро наводит на него дикий страх и заставляет прятаться под лавку. В тех условиях, в которых сейчас действует Колобан, у него нет никаких шансов сотворить что-то путное, он обречен быть игрушкой в руках более умелых и хитрых жуликов, а такие в РосПЦ(Д) Зинин и Метренко. Свою бездарность и невежество, которые он, видимо, всё-таки ощущает, Колобанов старается прикрыть напыщенной важностью, напускным всезнайством, надуванием щёк, громкими фразами и другими актерскими приемами. В крайнем случае он пойдет и на ложь, но ни за что не признается в своей некомпетентности и виновности. В этом проявляется мелкость и неблагородство его натуры. Его трусость есть следствие бездуховности, т.к. у него нет ценностей, за которые стоит стоять насмерть (такие ценности обретаются только человеком, живущим из духа), и потому он не пойдет на жертвы ради каких-то отвлеченных (в его глазах) понятий, а предпочтет капитулировать перед обстоятельствами или людьми. Ну вот, хоть пиши воспоминания типа "История одного РПЦЗ-осколка".

Долгие годы Антипа не слышал эдакие монологи. А при начале РПЦЗ в России с таким же задором доказывали свое первопроходцы. Изразцов не растерял запала, не покорился рутине, пожирающей теперь РПЦЗ. Антипа поглядел на него с любовью.

Андрей ждал, что его осадит, хотя бы за неуважение к сану Колобанова, этот бывалый, знаменитый подвижничеством в Грузии иеромонах. Но тот молчал и улыбался. Изразцов заговорил с робостью, которой болел сам Антипа, считавший себя гордецом, переживавший, когда ляпал лишнее:

– Простите ради Христа, батюшка. Меня заносит. Но я должен в дополнение еще сказать, раз вы спросили о Колобанове как об архиерее. Тут важно обобщить по всем РПЦЗ-осколкам. Колобанов, наверное, ярче всего выражает своей персоной сущность современного архиерейства ИПЦ, которое живет и действует полностью вопреки Евангельским словам: "Ибо Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих". Все наши архиереи и первый из них Колобанов считают как раз наоборот, что, став архиереями, они перестали быть кому-то что-то должны -- Богу, Церкви, пастырям, пастве и так далее. Напротив, все им отныне должны служить и прислуживать, на их же долю остается лишь хождение с очень важным видом и раздача "послушаний" и "благословений". С первого дня пребывания на Вербинке Колобанов поразил меня несерьезным отношением к своим архипастырским обязанностям. Со временем же он сложил их с себя полностью, перейдя к чтению разных пакостных книжонок вроде воспоминаний сынка Берии, к своим литераторским трудам и просто к бессмысленному убиванию времени за компьютером, без отрыва от которого он больше тридцати-сорока минут просуществовать не может. Важнейшая обязанность священника -- богослужение с самого начала находилась у него в величайшем пренебрежении. Достаточно вспомнить, что заставить его служить по-архиерейски (а не по-иерейски, что категорически запрещено уставом) удалось только через четырнадцать месяцев после его прибытия на Вербинку. Первая Литургия архиерейским чином состоялась, когда мы нашим «орденом» навалились на застрявшую колобановскую телегу и сдвинули ее с мертвой точки. Но и после этого он постоянно норовил упростить служение до иерейского уровня, и лишь наши постоянные понукания и напоминания позволяли поддерживать минимально приемлемый уровень архиерейского богослужения. Дошло до того, что за неумение правильно служить по-архиерейски его стали откровенно презирать собственные собратья-архипастыря. Но если Литургии, где священник всегда при деле, Колобанов ещё как-то служил, то служение Всенощных, где священник часто бездействует, доставляло ему настоящую муку. Заполнить свободное от священнодействий время молитвой он был неспособен, так как просто не знает, что это такое -- молитва, и потому он с нетерпением ждал, когда же, наконец, закончится текущая Всенощная. Многократно упрекал клиросных в том, что поют и читают очень медленно, надо быстрее, подгонял, чтобы не более трех часов на Всенощную, а лучше и ещё менее. Вы слышали о приходе в Морщевиках?

– Да, Андрей, знаю, что он развалился.

– А почему? После изгнания гебешниками Колобанова из Вербинки он до переезда на Тульщину перебрался в Морщевики, там до отца Архипа тогда служил епископ Василий. Колобанов жил в его доме, а храм был в избе Колокольцевой. Когда Колобанов переехал в Морщевики, то сразу же бросил ходить на Всенощные, с великой радостью используя "свободное" время для своих компьютерных писаний. Я и насторожился тогда в первый раз по-серьезному, когда увидел это презрение к Всенощным, недопустимое для священника. Особенно поразил меня случай, когда Колобанов с сопровождавшей монахиней демонстративно в субботу вместо Всенощной на день памяти Новомучеников Российских поехали во Ржев искать новую квартиру, как будто других дней для этого не было. Развал прихода в Морщевиках исключительно его вина. Когда начались нестроения у отца Архипа с Колокольцевой, Колобанова дважды в критические моменты буквально умоляли приехать, но он на всё наплевал. Его кредо: "Выкручивайтесь, ребята, сами как хотите, это ваши проблемы, в случае чего я вас не знаю, однако "послушания" никто не отменял; смотрите, без моего "благословения" не рыпайтесь"... В общем, отец Антипа, на всех колобановских поступках лежала печать глубокого презрения к свои архиерейским обязанностям. Это не человек долга и служения, а человек безответственности и самоугождения. О таких людях Антоний Великий сказал: "Человек только приятного ищущий ни на какое дело негож".

Изразцов тяжко вздохнул.

– Безответственность: эта общая черта всех "осколочных" ахринеев, -- в Колобанове так же появлялась всегда очень ярко. Он не только не собирается отвечать за свои слова и поступки (постоянно стремясь свалить вину и переложить ответственность на исполнителей), но даже не пытается продумать последствия принятых им решений или извлечь уроки из предыдущих ошибок и провалов. Более безответственного человека я в своей жизни просто не встречал, сам я лично колобановский уровень безответственности прошел где-то лет в пятнадцать-шестнадцать. В этой безответственности проявляется не только его бездуховность (ибо Дух по верному определению Ивана Ильина не мыслим без чувства ответственности), но и полная беспечность о своем спасении. Насколько он закоснел в этой беспечности, можно судить по свидетельству отца Никодима Черемисова, который пару раз исповедывал Колобанова. Последний раз после исповеди Колобанова, когда мы остались наедине, отец Никодим не выдержал и сказал: "– Это кошмар какой-то, владыкина исповедь. Он просто не ощущает своей греховности, уровень самый примитивный. Так обычно дети исповедоваются: не слушал маму, ругался нехорошими словами... А ведь он столько дел натворил. Я его пытаюсь навести вопросами на грехи, а он их просто не понимает".

Поговорили о том, что же делать с общинной жизнью ИПХ в Москве дальше. Изразцов отчеканил о своей церковной судьбе:

-- Свою жизнь я без Церкви не представляю, и церковная жизнь -- это единственное, где я могу приложить свои силы, растеряв все свои профессии и не имея семьи. Структурка очередного РПЦЗ-осколка, где я оказывался, с её мертвящей дисциплиной никогда не давала мне заняться тем, чем я хочу! Что под Альвеновичем в РИПЦ, что под Заваровым в РосПЦ, что под болваном Колобановым я делал в первую очередь то, что нужно структурке и её вождям, при этом, будучи в отличие от того же Колобанова человеком долга, я работал во-первых безотказно, а во-вторых, с полной отдачей, так что на себя и свои дела у меня просто не оставалось времени. В итоге я трижды пережил один и тот же исход: по миновании во мне надобности (а надобность в таких дураках, как я или отец Никодим, которые будут работать бескорыстно, "за идею", "на доверии" у только начинающих восходить церковных "вождей" на определенном этапе есть) от меня просто избавлялись под удобным предлогом. Сейчас меня никто не может заставить делать то, что по совести (и по логике) я считаю очевидной дурью; и ныне я могу работать над тем, к чему у меня лежит душа, а не над тем, что приказал очередной малахольный начальничек. Какая-то роковая закономерность за последние пятнадцать лет -- наверх, в епископат РПЦЗ-осколков выходит едва ли не худшее, что есть в Церкви, люди без малейших понятий о чести, о благородстве, о порядочности, люди, не желающие знать свою паству, её проблемы, её боли. Они не представляют себе, чем Церковь отличается от колхоза, что Она такое есть, чем Она живет, как должны строиться отношения между Ея членами и так далее. Это люди, считающие себя пупом земли, которые всё "знают", всё "понимают", и посему нужно только "послушание" этим великим "вождям", которого, увы, как не было, так и нет, отчего и все несчастья. Я уж не говорю о том, что события этих пятнадцати лет со всей убедительностью показали, что время структурок кончилось, такой способ церковной жизни Богу не угоден. Попытка организовать очередной синодик, ВЦУшку или что-то в этом роде с каким-нибудь микро-митро-политиком во главе приводит только к тому, что эта структурка становится рассадником лже-православия и прибежищем всевозможных проходимцев, которые борьбу за истину подменяют борьбой за должности и карьерными интригами. А это влечет за собой необходимость уничтожения всех сколько-нибудь принципиальных людей, мешающих превращению Церкви в колхоз или обком партии. Сейчас Церковь может жить только без структурок, наподобие Катакомбной Церкви в тридцатые-сороковые-пятидесятые годы прошлого века, а где структурка -- там Антихрист»...

+ + +
Из-за поведения вл.Дамаскина (Балабанова) от РосПЦ(Д) откололись семь приходов с двумя священниками и диаконом. А позже Калинин избавился на Щербинке от самого Балабанова, который живет теперь в Тульской области и длит свой РПЦЗ-осколок с единственным оставшимся у него епископом Иоанном (Зиновьевым). Мне не довелось после ухода из Шербинки попасть в какой-нибудь постоянный приход, со своей акефальной общины я служил мирским чином по разным квартирам. Таковы мои итоговые «Записки зарубежника», в которых я написал то, что врезалось в память о жизни и деятельности в РПЦЗ.


Эта статья опубликована на сайте МЕЧ и ТРОСТЬ
  https://archive.archive.apologetika.eu/

URL этой статьи:
  https://archive.archive.apologetika.eu/modules.php?op=modload&name=News&file=article&sid=3661